Жена трудится в детской областной, ведет приемник и стационар, нагрузка на полные 2 ставки, оплата за 1,25 ставки

 

В понедельник поступают 2 девахи, 15 и 17 лет, назовем их Иванова и Петрова, у обоих гнойные воспаления яичников (забыл упомянуть: жена гинеколог), со слов супруги данные вещи происходят не от ношения тонких штанишек зимой, а от половой жизни и инфекций, передающихся при половом контакте, обе девочки не из города, родители далеко в районе области. В среду поступает еще одна девочка, назовем её Сидорова. Иванова и Петрова, сдружившись, решили что просто лежать и лечиться-это скучно, нужна какая-то движуха пепси и, вооружившись маркерами, разрисовали лицо спящей Сидоровой. Казалось бы, многие помнят пионерские лагеря, часто рисовали зубной пастой лица, никакого садизма в этом нет. Сидорова встав утром встречает медсестру, которая видя её лицо, провожает её умыться. Соответственно, у Сидоровой истерика от увиденного, она звонит матери с требованием забрать её из больницы, что лечиться она не будет (у неё возможный перекрут кисты). Старшая медсестра отделения решила разобраться с Ивановой и Петровой, к несчастью последней, сдернув с неё одеялко, т.к. она спала, на фоне чего истерика случилось и у Петровой. Петрова, не долго думая, звонит матери, а мать, в свою очередь в министерство здравоохранения, обрисовав всю ситуацию (разумеется технично забыв о проделке своей дочери) так, как будто её бедной диточке иголки загоняют под ногти и бьют ногами в кованых сапогах. На начмеда поступает звонок из министерства, дело доходит до врачей и завотделения: требуют объяснительные, почему, что за дела и как так произошло. Появляется Петрова, сует сотовый телефон моей жене с приказом «звоните моей матери и объясняйтесь, иначе у вас будут проблемы!» Жена, разумеется, данной требование проигнорить не смогла и пошла к начмеду, который был уже в курсе всего этого и вызвал мать Петровой к себе на приватный разговор «по душам». Мать Сидоровой также приехала в больницу забирать дочь, ей объяснили последствия отказа от лечения, на что она заявила: я на поездку к вам потратили свои последний деньги (ехать ей было действительно далековато, почти 200 км), дайте мне денег на обратную дорогу, государство вам их выделяет!В итоге, Ивановой с Петровой сделали внушения, а, равно, и их родительницам, Сидорова осталась долечиваться с переводом в другую палату. Жена получила депремирование (-10К к зарплате на минуточку), зав.отделения отделался устным выговором, начмед как-то отбоярился.
Мораль Морали нет. История напоминает какой-то блядский цирк, уж извините за мой французский, в которой априори виноват весь медперсонал поголовно и любое неподчинение хотелкам больных или словесное внушение о недопустимости подобного рода поведения в стенах медучреждения, расценивается как уклонение от выполнения своих обязанностей с обязательной жалобой в министерство здравоохранения и, разумеется, последующими тотальными разборками. В итоге образование и медицину низвели в сферу услуг, где «клиент всегда прав» (правда не всегда жив и здоров в итоге). Пруфов не будет, все со слов, свидетелям кота и лампы можно начать их призыв.
Извиняюсь за сумбурность, но пригорает от такого знатно.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *