Две бабушки

 

Одной 93, у нее опухоль толстой кишки, проросшая на брюшную стенку в виде калового свища и создавшая огромный абсцесс брюшной стенки аж до грудной клетки. Колостома, перевязки под наркозом, дренаж в плевральной полости…Восстановилась гемодинамика (изначально она была на норадреналине), начала сама дышать, пришла в сознание. Почки, печень, легкие, сердце — все работало. Она боролась больше недели, я же про себя думала, что на её месте точно сдалась бы где-то на полпути. Бабуля вызывала восхищение всего отделения. Казалось, что сможем её выписать домой — доживать оставшиеся месяцы с колостомой и распадающейся опухолью в животе. К ней приходила сестра — такая же крепкая, только более здоровая. Сидела, разговаривала, ждала, когда та откроет глаза. Ждала, когда мы повезем ее в операционную, чтобы проводить… Увы, болезнь победила. Сестра пришла подписать отказ от вскрытия и долго расспрашивала: как же так, ей же было лучше Что же случилось
Другой 94. Нафаршированные камнями желчный пузырь, желчные протоки, даже внутрипеченочные. Множественные абсцессы печени. Сепсис. Механическая желтуха. Хирурги вытаскивают эти камни со всех сторон, но те всё сыпятся и сыпятся. С пузырем-то всё понятно, что делать с теми, что идут из протоков самой печени Кровотечение из острых язв желудка (остановили). Бабуля борется. Загружается, а потом приходит в сознание. Сердце справляется, почки работают, легкие один раз уже отекали, но с этим справились. Уже почти месяц борьбы. Похоже, что всё идет к поражению. Но всё-таки, так бороться за жизнь не смог бы никакой молодой человек. Только бабуля, которая, приходя в сознания, называет нас «милАй мой».
Двое мужчин
Один, 30+, месяц назад перенес ЧМТ с ушибом мозга. С тех пор у него бывают судорожные припадки. Назначенный карбамазепин он не пил, потому что врач предупредил, что таблетки нельзя сочетать с водкой. Судорожный приступ застал его в момент наслаждения любимым напитком. В итоге водка попала в дыхательные пути и вызвала ожог гортани и трахеи. Пришлось наложить трахеостому и ждать, когда спадет отек трахеи и заживут здоровенные кровоточащие язвы на ней же. Как только пациент пришел в себя, он вырвал трахеостомическую трубку. Пришлось фиксировать ему руки. При малейших попытках руки отвязать, вырывалась трубка и за компанию подключичный катетер. Тот простой факт, что без тррубки он тут же начинал задыхаться, его абсолютно не смущал. И нет, это не был делирий (что подтвердил психиатр), это был какой-то чудовищный взгляд на вещи. Формально мы не могли запихивать трахеостомическую трубку насильно пациенту в сознании. Но ждать, пока он потеряет сознание из-за удушья тоже как-то не комильфо. К нему приходит жена, очень любящая, уговаривающая его слушаться врачей… В итоге, трахея зажила. Сформируется ли стеноз, мешающий дышать, вопрос будущего. Пока мы перевели его в отделение с трахеостомической трубкой. Оттуда он сразу ушел под расписку, вырвав трубку и чертыхаясь в адрес врачей.
Мужчина, тоже 30+. Цирроз печени, алкогольный, двухсторонняя пневмония. Огромные псевдокисты поджелудочной железы с гнойным содержимым. Подлатали, скомпенсировали цирроз, вылечили пневмонию, дренировали кисты. Лучше, стабильный, но еще лечиться и лечиться. Перевели в отделение, откуда он тут же убежал, даже не написав отказ от лечения.
Жизненная сила, она точно есть. Желание и способность жить, так же как и нежелание, стремление себя разрушить тем или иным способом. Наверное, это могут объяснить психиатры. Но здесь, в реанимации, мы очень хорошо видим, к жизни стремится пациент или же наоборот. Вот только что делать с этим знанием

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *