3 курс медицинского университета

 

Я, после 6 месячной работы в должности «санитар палатный», был неофициально повышен до медбрата. Дело в том, что для работы медбратом «по белому» необходимо закончить третий курс и сдать экзамены по сестринскому делу. Но, так как в нашей реанимации был вечный кадровый голод, а я знал всю сестринскую работу — меня повысили. Разницу в зарплате выдавала старшая сестра наличкой на руки. Смены которые я дежурил — проставляли на других людей. В журналах и документах вместо меня расписывалась вторая медсестра или медбрат. Для подстраховки меня ставили в смену только с матерыми врачами и сестрами / братьями. Я за такое сомнительное повышение был руками и ногами «за». Существенная прибавка к зарплате, да и мыть полы не самое захватывающее занятие на свете. Так что подобное кадровое решение устроило всех.Май выдался как никогда тёплым. К нам в отделение поступил интересный пациент. Мальчик, 16 лет, после обширной операции. А интересен он был по нескольким причинам. Во-первых: у него была задержка психического развития. В 16 летнем возрасте умственно и духовно он был на уровне 5 летнего ребёнка. Во-вторых: его физическое развитие. Рост примерно 180 см, вес 90-95 кг и отлично развитая мускулатура. Что в сочетании с его интеллектом и агрессивным характером тут же дали повод называть его не иначе как «Халк». В-третьих, у него была эпилепсия. И с этим сопутствующим заболеванием была связана его главная загадка.
Дело в том, что не смотря на противосудорожную терапию, во время пребывания в отделении реанимации у него начались приступы. Хотя из анамнеза было известно, что лечение ему помогало хорошо, была достигнута затяжная ремиссия, которая прервалась в тот момент когда он попал к нам.
Заступаем с Ксю в ночную смену. Дневные передают пациентов. Халк привязан не только за руки, но и за ноги к кровати. Дневные сестры настоятельно посоветовали не отвязывать, так как несколькими часами ранее он без всякой причины лягнул мимо проходящую Нину в живот. Ясненько. Приняли смену, все штатно. Началась рутинная работа.
— Я ХОЧУ РОЛТОН!
Громогласный бас Халка прокатился по палате. Я подошёл к пациенту.
— Что ты хочешь
— РОЛТОН!
Халк занервничал, начал дергать руками и ногами. Я переглянулся с Ксю.
Я — Ксюш, глянь пожалуйста в его карте, у него голод же
К — Да, можно только поить.
Я — Ролтон пока нельзя, хочешь дам тебе попить
Х — Я ХОЧУ РОЛТОН! ДАЙ РОЛТОН!
Я — Нельзя, не кричи. И вообще ролтон вредный.
Глаза пациента налились кровью от ярости. Он попытался встать, видимо чтобы путем физического воздействия заставить меня пересмотреть свое отношение к лапше быстрого приготовления. Конечно у него ничего не вышло.
В палату зашла дежурный реаниматолог — Ирина Викторовна.
ИВ — Что тут за ор
Я — Мальчик требует ролтон.
ИВ — Какой ещё ролтон
Я — Я так понял быстрого приготовления который.
ИВ — Да уж, нашёл что просить. Можете его покормить кстати. 15 стол.
Я — Хорошо, спрошу у санитара что у нас есть, на него ведь не заказывали скорее всего.
В эту смену санитаром с нами дежурил Антон.
— Антох, в столовой дали что нибудь на 15 стол
— Нет, у нас не заказано же. Есть суп, с обеда остался.
— А что за суп
— Куриный суп-лапша.
Как удачно. В моей голове мигом созрел план.
— Отлично. Разогрей пожалуйста тарелку супа, и принеси в палату, хорошо
— Без проблем. Сейчас принесу.
Пока ждал Антона, подготовил Халка к принятию пищи. Поднял верхнюю половину кровати в положение «полулежа», на шею повязал импровизированный слюнявчик из пеленки. Санитар принёс суп. Я специально поставил тарелку на тумбочку таким образом, чтобы Халк не видел её содержимое.
— Так, кушать будем
— РОЛТОН
— Ролтон, ролтон.
— ДА!
Подросток с радостью открыл рот, я не упуская момента зачерпнул ложкой суп и закинул «псевдоролтон» в пункт назначения. Халк, сделав пару жевательных движений, нахмурился. А затем выплюнул суп на слюнявчик. Фокус не удался.
— ЭТО НЕ РОЛТОН!!!
— Да как не ролтон Смотри, тут лапша и бульон вкусный, кушай!
— НЕ РОЛТОН! ТЫ ПИ@#&БОЛ!!!
Халк начал дергаться, в очередной раз пытаясь встать. Его лицо перекосила гримасса ненависти, страшно представить, что он со мной сделал, если бы не был привязан. Я сел на стул около стены, в трех шагах от него, дожидаясь когда он успокоится.
— А материться вообще не хорошо. Не хочешь есть — не надо.
Халк, поняв тщетность своих попыток встать, сменил тактику. Он начал делать губами и челюстью характерные волнообразные движения. Я, поняв что за этим последует, быстро прикинул расстояние. «Не должен достать» — промелькнуло у меня в голове. Одновременно с этой мыслью Халк плюнул. Добротная порция слюны с фрагментами супа упала на пол в 20 сантиметрах от меня.
— Недолет.
Халк покраснел от злости и начал готовить второй залп. Скопив на очередной выстрел, он раздул свою и без того огромную грудную клетку, максимально наклонился вперёд и плюнул.
Это был шедевр слюнометания, можете мне поверить. Снаряд практически по идеальной прямой полетел точно мне в голову. Я на рефлексах сместил голову в сторону, почувствовав как около моего уха «просвистела» вражья пуля. Плевок, с едва слышным щелчком, разбился об стену.
— Перелёт.
Пользуясь тем, что пациент ушёл на перезарядку, я, дабы не искушать судьбу, отступил к письменному столу. Стол стоял в противоположном от Халка углу, вне зоны обстрела. Он понимал это, набрал на очередной залп, но плевать не спешил.
На свою беду, именно в этот момент в палату, с ведром дез.раствора в одной руке и с шваброй в другой, зашёл Антон.
Халк мгновенно повернул голову в его сторону.
— Антон, осторожно!
Но было поздно. На безрыбье и рак рыба. Халк убедился что новая цель в зоне поражения, в доли секунды оценил расстояние, скорость движения, поправку «на ход» и плюнул. Видимо в прошлой жизни он был охотником на пушного зверя — попал прям меж глаз. Антон опустил ведро и швабру на пол, растерянно утерся рукой в перчатке, и взревел от праведного гнева:
— Ах ты такая, я тебе сейчас покажу верблюд сраный!
Я подскочил к своему вспыльчивому товарищу и перегородил путь к пациенту.
— Антон, это же больной ребёнок, не кипятись!
— Легко сказать! Не тебе же в рожу плюнули!
— Успокойся. Это же маленький мальчик в теле большого подростка, какой с него спрос
Антон успокоился и с матом ушёл умываться. Халк, посчитав свою задачу выполненной, отвернулся к стене и притих.
Ближе к полуночи у Халка начался приступ эпилепсии. Его колотили судороги, туловище и конечности хаотично дергались на кровати.
Держи его, подключичку вырвет!
Я прыгнул поперёк его туловища, прижимая его руки к телу и стараясь сковать его движения. То же самое, только с ногами, пытался сделать Антон. Не очень удачно — санитар болтался на мощных ногах Халка как игрушечный. Я схватился двумя руками за могучую верхнюю конечность пациента, стараясь прижать её к туловищу. Халк резко дернул рукой, в моем правом запястье что-то хрустнуло. В порыве борьбы не обратил внимания. Прибежала Ирина Викторовна и набрала в шприц какой-то транквилизатор (релиум), протянула шприц Ксюше. После введения препарата приступ прекратился.
ИВ — Что за чертовщина, третий приступ за 4 дня! Капсулы свои от эпилепсии он получает… Ерунда какая то.
К — Может лечение не правильное Или дозировка
ИВ — У него на этой дозировке год не было приступов, и вдруг стала не правильной
К — Может наркоз так повлиял
ИВ — Не знаю…Консультацию эпилептолога мы заказали, но когда она будет не известно.
Ночь прошла без происшествий. Сдали смену. Ксю и Антон убежали на пары, я же спокойно остался пить чай. До первой пары 1,5 часа, а проходила она в аудитории двумя этажами выше. Красота.
Напившись чаю, от нечего делать зашёл в палату. Ирина Викторовна заполняла листы назначений, дневная медсестра Нина собирала новые капельницы на сутки.
ИВ — Нин, ты помнишь что у мальчика противосудорожные в 9
Н — Да, я сейчас соберу капельницу и дам.
Я — А какая там форма выпуска у препарата
ИВ — Капсулы.
Я — Нин, а как ты его уговариваешь их выпить Он же вредный капец!
Н — Секрет фирмы. Подход надо уметь находить!
Нина дособирала капельницу и пошла в процедурку за лекарством для Халка. Я с нетерпением стал ждать её возвращения, было интересно как ей удастся договориться с пацаном. Зная его характер, я был уверен, что просто так пить лекарство он не согласится. Ирина Викторовна тоже была заинтригована.
Нина вернулась со стаканом киселя и блистером лекарства. Привычным движением она достала две капсулы, вскрыла их, высыпав содержимое в кисель. Перемешала. Протянула стакан пациенту. Халк с удовольствием выпил кисель. Изи.
Стоп.
Мы с Ириной Викторовной переглянулись. Она, как и я, выглядела озадаченной. Внезапно пазл сложился. Ирина Викторовна зло прищурилась, а в голосе зазвенел металл:
ИВ — Нина, скажи мне пожалуйста, для чего лекарства помещают в кишечнорастворимую капсулу
Н — Ирина Викторовна, что за вопрос
ИВ — Нет, ты ответь.
Н — Для того чтобы препарат не разрушался в кислой среде желудка, капсула растворяется в кишечнике — препарат всасывается полностью.
ИВ — Абсолютно верно. ТАК КАКОГО ХЕРА ТЫ ТОЛЬКО ЧТО СДЕЛАЛА
Секундное замешательство на лице медсестры. Осознание. Буря эмоций.
Н — Я… Он пить не хотел, я… Я не подумала…
ИВ — сколько дней ты ему так даёшь препарат
Н — С понедельника… Сегодня пятый день получается… Простите! Он пить не хотел, я как лучше хотела…
Не зря говорят — «Практика без теории слепа. А теория без практики мертва».

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *