Сегодня реанимация, подсунула мне почитать жалобу, что реаниматолог видите ли шёл пешком, а не бежал когда его позвали к моему мужу

 

Мы вспомнили что заграницей реанимацию учат ходить пешком (я серьезно). Я вспомнил что в институте, на военной кафедре однажды бежали кросс в белых халатах, в противогазах по городу, после чего позвонили из мэрии и сказали больше так не делать, ибо им поступило сотни звонков от обеспокоенных граждан- «вид бегущего врача в противогазе, вызвал панику населения».
Я хоть и резкий как понос, оперирую в быстром темпе, быстро соображаю, но в экстренных ситуациях, эта спешка и беготня не нужна, будь то анафилактический шок, или кровотечение, мои решения произносится четко и ясно, а не дебильная беготня, с криками и истериками, бросанием зажимов.
А потом всё-таки призадумался, бежал ли я!!! На ум пришло два случая:
1. Все три операционные моего отделения заняты, пацаны работают, я валяюсь в ординаторской. И тут звонок что везут ножевое в область сердца. Я спустился в приемный, очень тяжёленький пациент, его надо срочно в операционную. Санитаркам сказал вести в лифт и ехать ко мне в отделение, а сам побежал, забежал в травматологию, там занято, сустав ставят. Следующая на очереди урология, там свои хлебные операции делают. Гнойная хирургия- свободно, предупреждаю сестру, сам бегу к себе в отделение и встречаю в лифте ножевое, кричу дальше везите, в гнойную, и сам пошёл переодеваться. И второй случай.
2. Я уже был в дверях операционной, идти на операцию, крик медсёстры что сел на коня, очередной наш пациент. Мы с коллегой за ним, догнали метров через сто в коридоре, а пациент был с травмой грудной клетки, у него был пневмоторакс(воздух в плевральной полости), ребра поломаны бла, бла, бла. От грудной клетке шла трубку в громадную банку с водой, что бы воздух выходил, и вот этой банкой он начал нас пиздить, здоровый сука, килограмм 130, у моего коллеги получается схватить за банку и тут же получает в лицо с кулака, я перехватываю руки валим его на пол садимся сверху.Лежит не шевелиться.
— надо рот открыть, язык посмотреть что б не запал
— не западёт, он на боку лежит- отвечаю я.
— а чего ж он тогда так хрипит
А на часах пол первого ночи, темно, ни хрена не видно. Я руку на шею,на грудь, под пальцами крепитация(хруст) смотрю трубка валяется выдернутая. И он на глазах начинает раздуваться. И я понимаю что это уже не простенький травматический или спонтанный пневмоторакс — это клапанный пневмоторакс(этот вид пневмоторакса дренируется на месте, то есть если например скорая решит его везти к хирургу, а не дренировать на месте, она его не довезет.). И я побежал, побежал в операционную, залетаю, все на меня смотрят ну ты блять где, все накрыто, пациент спит, хули не оперируешь, я молча хватаю с стерильного стола троакар.
И бегом назад, задираю ему майку, и на секунду пролетает мысль, блять, надо было скальпель взять, кожу надрезать, а то нашими тупыми троакарами, после тысяч стерилизаций, хуй эластичную кожу проткну. И всаживаю ему по среднеключичной линий во второе межрёберье. Достаю стилет(внутрення часть троакара, простым языком) и выпускаю воздух, переодически открывая, закрывая, а там и реанимация подоспела,вставил я ему трубку, все подключил и отправил лечить его белочку в реанимацию.

 

Источник

Обсудить историю

  1. Широбокова Оксана

    Вы пишите,что беготня не нужна и сами бежите?
    Все бегают,без этого никак,у нас даже бегающие профессора встречаются) вы правильно написали,истерика,с трясущимися руками ни к чему,но вот когда тебе нужно добежать из точки «а» в точку «б»,чтобы потом не писать посмертный,то чего бы и не побегать?)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *