Грыжа

 

Пятнадцать лет назад у меня была межпозвонковая грыжа и честно скажу вам — это очень больно. Она что-то там перекрывала и периодически становилось совсем нестерпимо. Заработал её ещё в университете, когда на дне первокурсника, в пьяно-спортивной эстафете посадил себе на плечи девушку весом в два раза больше себя и побежал. И всё ничего, но почти в самом конце, поскользнулся и упал, в общем, сошел с дистанции. Девушка, похоже, разочаровалась в первокурсниках, но слава богу, почти не пострадала, а у меня с тех пор появилась боль в спине и хромота.

Сделал МРТ, врачи сказали, — есть небольшая грыжа, но ничего страшного — живи. Будет совсем больно приходи, вырежем. Резать я ничего не хотел. Поэтому ходил и хромал. Но с годами хромота, как и боль, усиливались.

Закончив университет, пошёл работать в торговую компанию. Параллельно моей карьере развивался и болевой синдром. Начал отдавать в ногу. Стало сложно ездить на работу сидя. В автобусе приходилось уступать место… всем. Мысль об операции пугала, поэтому продолжал терпеть. К середине дня боль уходила, и опять начинал видеть красоту деревьев и ощущать свежесть воздуха после дождя.

Предстояла большая командировка по городам и весям нашей необъятной Родины. Шеф вызвал к себе и спросил, смогу ли один проехать несколько городов. Много нужно ехать сидя. И компания в курсе твоих проблем со спиной и беспокоится. Было уже хорошо после обеда, боль ушла. Я решительно ответил, что — легко. Я — орёл, а у орлов нет проблем, и грыж — тоже. Шеф не доверял словам и попросил меня пройтись по кабинету. А я сказал своему телу «только попробуй!» и почти не хромал. Вечером того же дня уже летел в самолёте.

Нормально заселился в гостиницу, но на следующее утро, минут сорок сползал с кровати, зажимая в зубах наволочку от подушки, чтобы сильно не орать от боли. Видимо, сказался долгий сидячий перелёт в самолёте. Опоздал на первую встречу на два часа. Партнёры, увидев моё состояние, предложили помощь. Было лето и мне дали кабриолет с водителем. Объяснили так:

— Ну, вам же трудно наклонятся и сидеть в такси. Вот машина без верха, ложитесь на заднее сидение и вперёд.

И понеслось. Города и встречи почти не помню, зато хорошо помню, как менялись расцветки и рисунок наволочек в разных гостиницах. Монохромную, синюю, в отеле в Хабаровске мне даже не удалось по-настоящему распробовать, а вот вкус пурпурной, в белую лилию, в Самаре был каким-то химозно-свежим, таким же, как и ее запах.

 

О бизнесе на встречах мы говорили мало и, как правило, все соглашались на наши условия. Скорее всего из жалости ко мне. Я действительно напоминал Квазимодо, скрюченный, хромающий и отчаянно хотевший взаимной любви от партнеров по бизнесу. Любовь выражалась в подписанных контрактах и заботе. Все люди пытались мне помочь. Кто-то подарил пояс из собачьей шерсти. Кто-то бальзам на основе яда гадюки. Кто-то — настойку с волшебным названием «на основе мочи молодого ягнёнка» со словами: «Только наружно, во внутрь ни-ни!» Были и книги с заговорами и молитвами. К книгам прилагался мешочек с целебным чернозёмом из Саранска, ее нужно было развести с чаем и выпить. Про мазь на основе яиц воробьев и измельченные усы тигра промолчу.

Как оказалось, китайская медицина очень популярна в провинции иголки в лоб и область в паха мне советовали так же часто, как и гомеопатию. Пару раз мне генеральные директора предлагали массаж прямо на встрече и услуги своих остеопатов и мануальщиков. Кто-то рекомендовал навестить бабушку Аграфену, она была знатной ведуньей и боль отливала при помощи свечей. Администратор одной из гостиниц, добрая женщина, притащила горячий кирпич в махровом полотенце, сказала, что специально в печи в частном доме у тети грела.

Один партнёр отвёз к целебному дубу. Мы простояли там полчаса в тишине, а ехали на машине часа три. На следующий день боль была адской. Снимал я ее на пасеке дедушки Макара, высадившего мне на спину с десяток разозленных пчел. Почему-то целебная сила их укусов не помогла, зато анафилактического шока не было.

И, вот, что самое странное, никто не предложил поехать в больницу… Все настолько верили в силу нетрадиционной медицины или прибегали к ее помощи, не знаю Казалось, бы, самое простое решение обратиться к хирургу или неврологу и сделать, хотя бы, блокаду, никому не пришло в голову. Даже мне.

После последней встречи сел на самолет, а в аэропорту родного города на «скорой» меня встречал отец. Попросил своего друга-врача. Операция прошла успешно, но пояс из собачьей шерсти я храню до сих пор. На всякий случай.

(c) Бессонов

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *