-Ну, ты даёшь! Зачем же ты ботинок с него снимал Нога и сама бы отпала! Говорил тебе — ничего не делай местно! Из шока выводить надо, а не ручонками сучить, травматолог хренов!!

 

Ошалевший интерн Липкин стоит посередине «противошоковой» с грязным ботинком в руках. Из ботинка торчит фрагмент человечьей голени. Хозяин оторванной ноги без пульса, давления и сознания лежит на каталке. Дышит через раз.
Это мальчишка лет десяти. Попал под колёса поезда. К нам «СП» доставила, как в ближайшую больницу.
А травматологи у нас не дежурят!
Абсурд и идиотизм: столько сочетанной и комбинированной травмы, а делать всё при скелетной травме приходится нам нейрохирургам, хирургам, микрохирургам и пр.
Наши костоправы величают себя ортопедами и экстренно дежурить не хотят.
Сёстры окружили мальчонку, вставили в три вены капельницы.
Ввели мы в вены всё, что положено и бегом в реанимацию.
На полпути встретили бегущего навстречу Безумного Реаниматолога.
-Дышит Пульс есть
— По дороге потеряли!
Останавливаемся в коридоре. Реаниматолог исполняет ритуальный танец вокруг каталки. Закончил молниеносный осмотр, схватился за ручки «колесницы»:
— Ну! Давайте быстрей!
Молодой! Еще храпит и бьёт копытом. Но сейчас это уместно.
В реанимации стали восполнять ОЦК, обезболивать. Давление приподнялось чуть выше нуля, мальчик пришёл в сознание и, тотчас же, из размятых в хлам ног потекла кровь. Обе ноги, до верхней трети бёдер, были превращены в фарш.
Ясно стало, что надо ноги ампутировать: спасать нечего, да и кровотечение иначе не остановить.
Но детям ампутацию можно проводить только решением консилиума с непременным участием в этом консилиуме администрации больницы.
С администрацией просто: наш главный всегда на месте.
Стали вызывать травматологов.
Наши травматологи — все в глухой несознанке. Их жёны внятно матерятся по телефону и советуют искать этих специалистов на озере Шуони, где они всем коллективом добывают рыбу из под льда.
Я позвонил некоторым травматологическим любовницам. Оказалось, что жёны не врут.
Разговаривать с любовницами приятнее, чем с жёнами: очень вежливые и всегда готовые помочь девушки.
Травматологи из детских больниц клянутся и божатся, что прислать к нам некого : « Сами понимаете — выходные!» Кто вне зоны доступа, кто в командировке, кто болен.
А наш парень, тем временем, теряет кровь. Переливаем эритроциты, но кровопотерю не догоняем.
С отчаянья вызвали заведующего сосудистой хирургии. У них огромный опыт ампутаций!
Происходит это от того, что они часто оперируют несостоятельные артерии ног. Первым этапом заменяют участок «больной» артерии протезом. Затем, очень часто приходится не раз и не два удалять тромбы из этого протеза. Часто цепочка таких операций завершается ампутацией конечности. Ангиохирурги так насобачились, что усекают конечность за считанные минуты!
Посовещавшись с ангиохирургом, решили, что в этом случаи необходим, всё — таки, «узкий» специалист. Т.е. травматолог. Желательно- с «корочкой» по детской травматологии.
В конце концов, через пять часов от поступления мальчика в больницу. нашли заведующую одной из больниц скорой помощи толстенькую, маленькую старушку.
Медленно и тщательно старушка ампутировала мальчонке обе ноги.
В предоперационной, заведующий ангиохирурги изумлённо спросил у меня:
— Что там она делает Мы бы за это время обстригла ноги всей дежурной бригаде!
Мальчишка выжил. Культи сформированы хорошо.
Главный сочиняет приказ о введении должностей травматологов дежурантов.
Но дело это не простое: где взять кадры, как обосновать введение новых ставок и т.д. Опять бумаги, дрязги, вопли и сопли.
Сбудется мечта интерна Липкина: будет и у нас экстренная травматология.
Липкин считает, что только в травматологии всё ясно и определённо: кость или срослась, или не срослась. Третьего не дано.
Ещё он жаждет, как все молодые, оперировать, работать руками
Можно подумать, что МЫ головой работаем.
Автор Павел Рудич

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *