Половина пятого утра, персонал приёмника хочет спать как из пистолета.

Звонят озорные скоряки — «рассупонивайте оперблок, аппендицит явный».

Не то, чтобы нам прямо хотелось немедленно радостно закопаться в кишочки, но… Готовим, чо делать.

«Срочка, 12 лет, с мамой, мама ебанутая»

Приехали. Пацан белый от боли, идти один не может, косит вправо его. Пальпация говорит — срочно не стол.

А мама говорит другое. Мама говорит — «мы не согласны ложиться, укольчик ему сделайте, мы в Хрхрнацкий монастырь поедем, там, говорят, и не такое замаливали»

Уговариваю. Пришёл анализ — лейкоциты в потолок.

«Вы понимаете, что ваш сын умрёт в результате поездки, что время будет упущено!»

«Ты меня не пугай! Всякий говнюк учить будет!»

Подписан отказ.

Полное бессилие изменить ситуацию. Хочется то ли плакать, то ли стенку пинать…

Через сутки парня привезли в терминальном состоянии. Разлитой перитонит, вся брюшная полость по сути мертва, сепсис, естественно…

Две бригады выложились в ноль, до потери сознания от усталости в предбаннике.

Труп.

Знаете, кто виноват и что виноватому было

Виноватым врачам сняли премии и объявили взыскания.

Мамуля, сука, не виновата.

Ах да, меня тоже опустили. «Недостаточно старательно уговаривал», «не обрисовал полной картины заболевания, блять, да хуй с ними, с деньгами, но как так можно — убить собственной тупостью своего ребёнка и…

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.