Ответь мне, мудрый бот, куда и отчего от нас внезапно ускользает счастье

Ответь мне, мудрый бот, куда и отчего от нас внезапно ускользает счастье Белому медведю надо съедать одну взрослую нерпу каждые пять дней. Это только чтобы оставаться на одном уровне зарядки

Белому медведю надо съедать одну взрослую нерпу каждые пять дней. Это только чтобы оставаться на одном уровне зарядки батареек, а чтобы расти и запасать энергию надо больше нерп. Чтобы поймать нерпу медведь стоит абсолютно неподвижно (нельзя даже переступать с лапы на лапу) более двух часов на морозе -40 и под ветром до 100 кмч, ожидая пока нерпа вынырнет из-подо льда подышать, потому нерпа так устроена ей надо дышать. И она знает про медведя. И очень против того, чтобы медведь ее ел. И у нее усы чувствительней чем у кота в десять раз она слышит всё.

И вот стоит медведь на морозе третий час и думает, а медведи, на минуточку, по интеллекту прокачены отлично, даром что говорить не могут, так вот, стоит он и наверняка думает: «БЛЯТЬ ХУЛЯ Я ЗДЕСЬ ВООБЩЕ ДЕЛАЮ В ЭТОЙ ГРЕБАНОЙ ДЫРЕ РЕХАТЬСЯ БЛЯТЬ В СУГРОБ»

Вероятность того, что нерпа всплывет именно в той отдушине, где ее ждет медведь один к десяти. То есть в 90% случаев все зря. Всплывая, нерпа издает звук, слыша который, у медведя есть не более 0.8 секунды, чтобы поймать ее. Иначе все зря. «Надо было на дальний кордон идти, а теперь-то хуле… Постоять еще минут десять или эта сволочь уже не всплывет здесь… Два битых часа на морозе туплю в дырку во льду вот ахуеть у меня жизнь».

Если охота долгое время неудачна, то медведь слабеет, теряет жировую прослойку, начинает замерзать, потом не может охотиться, а к маме на борщ не заскочишь, и у соседа нерпу не займешь, и в макдрайв не заедешь, потому что нет тут никаких макдрайвов и борщей это Арктика, детка. И в итоге в совершеннейшем одиночестве ложится на лед, подложив под себя лапы, говорит про себя «да и хуй с ним, действительно» и умирает. А вы говорите счастье ускользает куда.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.