Было это в 80-х. В том году, помнится, умер Брежнев, англичане сцепились с Аргентиной из-за островов, а к нам во двор переехал новый мальчик.

— Как тебя зовут — спросил Сашка.
— Коля, — ответил тот.
Мы обступили новенького плотным кольцом.
— А ты знаешь, что означает Коля — продолжал Сашка.
Мальчик помотал головой.
— К-корова, О-отелилась, Л-летом…
— А Я — наивно спросил новичок.
— А ты — зимой!
Все засмеялись.
— А сколько полосок у тельняшки — снова спросил Сашка.
— Тридцать — попытался угадать Коля.
— Неправильно — две! Одна синяя и одна белая.
Интерес к новичку стремительно падал, но тут он заявил:
— А я знаю как поезд остановить. Партизанским методом.
Оба-на!

Ближайшая железная дорога проходила километрах в трёх от нашего двора. Это была ветка на судоремонтный завод и туда часто ходили грузовые составы. К ней-то и направился наш небольшой, партизанский отряд.
Откуда Коля взял свой метод остановки поезда — для меня загадка по сей день, но тогда он казался логичным и действенным. Надо было просто натереть рельсы салом, чтобы они стали скользкими и тогда колёса тепловоза начнут проворачиваться на одном месте.
Поэтому почти каждый из нас нёс, прихваченные из домашних запасов, кусочки сала.
У Сашки был самый большой шматок — его папа недавно побывал в деревне у своих родителей и привёз гостинцы. Один мальчик прихватил полпачки сливочного масла. В пути масло совсем растаяло и его пришлось выкинуть.
А Димка свой кусочек сала съел. Без хлеба. За это он получил наше партизанское порицание.

Убедившись в отсутствии фашистских патрулей, мы прокрались по насыпи к полотну, натёрли оба рельса и затаились поблизости. Ждать пришлось долго.

Наконец появился зелёный маневровый тепловоз. Он неторопливо тянул цепочку гружёных полувагонов. Машинист заметил затаившихся рядом с путями пацанов и на всякий случай дал гудок.
К нашему разочарованию, также неторопливо, состав последовал и по натёртому салом участку. Мы смотрели как он идёт мимо нас и считали полувагоны и платформы.
Диверсия не удалась.

Дома партизан ждали мамы, которые обнаружили пробитые нами бреши в продуктах. А больше всех расстроился Сашкин папа, не найдя привезённое из деревни сало. Впереди были скорые следствие и суд.

Но нам было всё равно — начались каникулы и пришло огромное-преогромное лето. Море было тёплым, песок горячим, а повсюду цвели акации и мы жевали сладковатые гроздья белых соцветий.

Сейчас мальчик Коля преподаёт на кафедре кораблестроения в нашем местном университете. Его коллеги удивляются, когда слышат как старые знакомые зовут Николая Владимировича не по имени, а странной кличкой — Партизан.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.