У каждой Даши свои таракаши

У каждой Даши свои таракаши Дожили! Сегодня к моему хозяину Обезьянцеву приходили с обыском. Сама-то я никто, просто приходящая прислуга Даша. Хозяин Ефим Кондратьевич Обезьянцев корректно

Дожили! Сегодня к моему хозяину Обезьянцеву приходили с обыском.

Сама-то я никто, просто приходящая прислуга Даша. Хозяин Ефим Кондратьевич Обезьянцев корректно называет меня «помощницей по хозяйству». Не знаю, как он ведёт себя на службе, но в быту дядька неплохой, неприхотливый. Рук не распускает, с таким шефом жить можно.

Сегодня я пылесосила роботом в холле, когда возле нас остановился тёмный фургон. Выходят оттуда двое в штатском – молодой и старый. Звонят. Открываю.

— Здрасте, барышня, — говорят. – Босс дома

— Ага, — говорю. – Отдыхает Ефим Кондратьевич, музыку наверху слушает.

Штатские-которые-в-штатском прислушались.

— Песенку Бейонсе крутит, — угадал один.

Мне даже обидно стало.

— Почему это крутит – говорю. – Шеф признаёт только живое исполнение. Бейонсе сама к нему утром прилетела из Лос-Анджелеса. Поэтому если он вам нужен – сначала стучите. Возможно, она поёт уже без одежды.

— Вот как – говорят штатские. – Придётся прервать ваш буржуйский концерт по заявкам, а Бейонсе – выдворить за пределы как нелегала-гастарбайтера. Вот ордер, мы к вам с обыском на предмет коррупции!

Делать нечего, постучала я к хозяину. Он велел Бейонсе одеваться и пить кофе, а сам вышел к штатским.

— Чего искать будете, господа – спрашивает. – Вы намекните, может, я сам покажу

— Нам бы чего-нибудь на предмет коррупции, — говорит старый. – А мой напарник вашу горничную пока допросит.

Пошли мы с младшим штатским в дальний кабинет, сели друг напротив друга.

— Даша, — проникновенно говорит он. – Вижу, ты простая хорошая девчонка. Ты, конечно, хочешь помочь следствию. Скажи, не замешан ли твой шеф Обезьянцев в какой-никакой коррупции

— Ох, не знаю, — говорю. – У каждой Даши свои таракаши. Меня в мужские дела не посвящают. Моё дело пыль протереть, цветы полить, Проходимца покормить…

— А Проходимец – это кто – подмигивает младший. – Это не сам Обезьянцев

— Нет, — говорю. – Проходимец – он же Прохор – это домашний ягуар, который сейчас нюхает ваш воротник сзади.

Младшой так и замер с отвисшей челюстью.

— Не дёргайтесь, — говорю. – Прохор так-то добрый. Кыш, пошёл отсель, обормот! Ты кормленый!

Махнув хвостом, Проходимец заскочил куда-то на второй ярус и затерялся в ветвях олеандров.

— Скажите, Даша, — не унимается младшой штатский. – Не замечали ли вы чего-нибудь подозрительного за Ефимом Обезьянцевым Может, он приходит со службы с коррупционным выражением лица

— Нет, не замечала, — говорю. – Лицо как лицо у него. Всегда побрит, в меру поддат. Запросы скромные. Рук со мной не распускает, ему всяких «Мисс Подмосковье» на дом табунами привозят. Клыки из пасти у него тоже не торчат.

— А кто к нему приходит

— Всякой твари по паре, — говорю. – Бизнесмены, артисты, депутаты… глаза бы мои их не видели. На них только в телике смотреть хорошо, а тут они по коврам топчутся и под пальмы с перепою блюют.

Младшой штатский что-то записал.

— А вот вы ведёте хозяйство, Даша, — говорит он. – Выполняете поручения босса, ходите в магазин. Не совершал ли Обезьянцев каких-нибудь неоправданно дорогих покупок

— Совершал! – говорю. – Точно, совершал! Вернее, это я совершала по его просьбе. Вот вчерашний чек, смотрите:

Мой вчерашний чек из магазина выглядел так:

«Портсигар бриллиантовый с рубинами – 300 000 р.
Зажигалка слоновой кости с позолотой – 200 000 р.
Хлеб белый – 50 р.»

— Ни фига себе расценочки! – ахнул младшой. – Неужели хлеб уже по полтиннику

— Да! – кивнула я. – Хозяин из-за него очень ругался. Сказал: неоправданная роскошь, придётся меньше хлеба покупать.

— Довели страну! – младшой вынул из кармана такую же зажигалку из слоновой кости и закурил из такого же бриллиантового портсигара. – Но скажи-ка мне, Даша: не было ли у тебя подозрения, что твой хозяин живёт не по средствам Например, сколько у вас в доме золотых унитазов

— Сама со счёту сбилась, хоть и драю их каждый день, — сказала я. – По-моему, в «Московском комсомольце» писали, что шестнадцать.

— Ясно. А те двери куда ведут

— Слева направо: биллиардная, гардеробная, сауна, комната для хранения надоевших шлюх и комната для денег на хозяйственные нужды.

— Давайте заглянем в комнату с деньгами

Мы зашли в комнату. Младшой штатский посмотрел на лежащие деньги, поворошил их ногой и скривился.

— Было бы что тут хранить, — сказал он. – Кошкины слёзы. И вообще деньги – по части экономического отдела, а нам коррупция нужна! На крыше у вас что, Даша

— Как и у всех – вертолётная площадка, — сказала я. – Правда, маленькая. А на вертолёт я с утра бельё повесила.

— Михалыч! – заорал младшой старшему. – Как там у тебя Нашёл какие-нибудь признаки коррупции

— Ни фига, — отозвался старший. – Голяк. Видел около кубометра долларов, коллекцию золотого оружия и так, по мелочи. Вертолёт у Обезьянцева самый банальный, и яхта всего лишь чуть больше моей, тонн на шесть.

— Ага! – обрадовался младшой. – Всё-таки больше Коррупция налицо!

— Это не улика, салага! – огрызнулся Михалыч. – Не забывай, он и по званию меня старше.

В это время ягуар Проходимец снова появился за младшим штатским и ткнулся в него носом. Младший подпрыгнул.

— Бррр-рр! До икоты доведут ваши питомцы! – проворчал он. – Он точно сытый Чем кормите его, Даша

— Естественной пищей, — пояснила я. – Каждый день для Прохора вертолётом привозят из заповедника мясо молодых сайгаков.

И с простой души брякнула:

— Вчера не удержалась, одну сайгачью ножку взяла, себе и собачке дома сварила…

Ну кто тянул меня за язык, дуру несчастную Младшой сразу принял стойку и приготовился заламывать мне руки:

— Михалыч! – орёт. – Я знал, Михалыч! Вот он, факт коррупции! Служанка тырит у ягуара сайгачьи ножки! Брать её в автозак

Не миновать бы мне расстрела, да спасибо Обезьянцеву: вступился за меня.

— Не наглей, щенок! – кричит на младшего штатского. – И не путай мои сайгачьи ножки с государственными! Я сам их Дашке отдаю, понял

С тем штатские и умелись восвояси вместе с ордером. Мой хозяин генерал Обезьянцев пошёл снова живую Бейонсе слушать, а я – полы роботом пылесосить. У каждой Даши свои таракаши.

© Дмитрий Спиридонов

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *