Мифическая кошка и святые люди

 

мифическая кошка и святые люди у моей свекрови есть кошка. муся. ну, по крайней мере, моя свекровь уверяет, что у неё есть кошка муся. муся всё время «где-то тут» или «да вот только что под

У моей свекрови есть кошка. Муся. Ну, по крайней мере, моя свекровь уверяет, что у неё есть кошка Муся.

Муся всё время «где-то тут» или «да вот только что под ногами бегала». Друзья мои! Я Мусю не видела ни разу (!) за три года. Мои свёкры живут в деревне за сто километров от нас (отличное расстояние для сохранения искренней и большой любви) и нельзя сказать, что мы гостим прям часто. Однако наезжаем регулярно. Иногда – без предупреждения. То есть вряд ли моя свекровь как-то Мусю предупреждает о нашем визите. Однако факт остаётся фактом – Муся всегда исчезает при виде нашей машины.

По крайней мере, так говорит моя свекровь. Потому что процесс исчезновения Муси я, разумеется, тоже никогда не видела. Странная кошка. Если, конечно, это кошка. По крайней мере, моя свекровь говорит, что кошка.

— Ну что я, кошек никогда не видела, что ли – обижается она, когда я сомневаюсь в существовании Муси. – Нормальная кошка.
В доказательство она предъявляет мне миску с остатками китикета и баночку с водой, стоящие у печки. Вроде бы всё это принадлежит Мусе. По моему мнению – мифической. По мнению свекрови – реальной.

Нынешним летом я, будучи у них в гостях, играла с собакой и внезапно услышала дикий крик:

— Аня!!! Быстро, быстро сюда!! Скорее же!
Перепугав собаку и мирно бродящих вокруг кур, спотыкаясь и скользя в резиновых калошах, растопырив руки и глаза, мгновенно вспотев от ужаса, я ринулась на вопль. Так орут только если ногу серпом отрезать. Ну… или яйца. Но свекровь всё же женщина, а свёкор в гараже. Так что ногу.

Наконец, с шумом продравшись сквозь малинник, я выскочила к свекрови, потеряв-таки по дороге одну калошу.

— Что случилось! Вы живы! Где кровь! – заполошно причитала я.
— Какая кровь – растерялась мамуля моего мужа, — зачем тебе кровь
Никакого серпа у неё в руках не было. Вообще ничего не было.

— Ну это… вы орали так. Я думала – убились! Или порезались.
— И ничего я не орала, — обиделась свекровь. – Просто позвала.
— Она не орала, — подтвердила и сидевшая рядом бабушка моего мужа, она же – свекровь моей свекрови. – Ты просто не слышала, как она орёт. Давеча она мышь увидала… Мы чуть не оглохли!
— Ну мама! – поджала губы моя собственная свекровь. – Там не мышь была, а динозавр просто! Размером с кошку! Или с собаку!
Бабушка молча и украдкой от невестки отмерила на левом указательном пальце две фаланги правым указательным пальцем и показала мне: размер «динозавра». Но сноха всё же заметила и оскорбилась окончательно:

— Тут Муся была! – мстительно сказала она мне. – Но ты так шумела, что она испугалась и убежала!
Так я в очередной раз упустила возможность увидеть, наконец, мифическое существо по имени Муся. А всё из-за своей неуклюжести! Ещё и калошу потеряла. Но нашла. Без калоши в деревне нельзя.

Ну ладно летом. Летом понятно – двор, мыши – какая кошка усидит дома Но Мусю я не видела и зимой, когда она, по словам свекрови, живёт дома, потому что холодно. Когда мы в очередной раз приехали в гости, я твёрдо решила, что я не я, если не увижу эту виртуальную кошку. Предварительно удостоверившись у свекрови, что «Муся где-то дома», я начала разведывательную операцию под названием «Найти или где».

Поверхностный осмотр результатов не принёс, но я и не рассчитывала на лёгкую победу. Более тщательное заглядывание за диван, шкаф и кресла тоже не помогло. Хм… ну ладно! Где наша не пропадала!

 

…Когда свёкор, накрывающий на стол, в очередной раз вошёл в зал, неся в руках тарелку с борщом, то от неожиданности чуть не вылил этот самый борщ мне на… гм-гм… пятую точку: распластавшись на полу кверху этой самой точкой, я шарила под диваном по очереди рукой, шваброй и палкой для задёргивания штор.

— Осторожно, суп горячий, — предупредил свёкор, аккуратно переступая через меня.
Этот святой человек никогда не спорит с женщинами, не перечит им и вообще… Если его сноха почему-то решила лечь посреди комнаты и шариться под его диваном – значит, у неё есть причина. И даже если нет причины, а просто ей так захотелось – пусть лежит.

Я, не вдаваясь в объяснения и не вставая, по-пластунски переместилась в другую комнату. Свёкор проводил меня задумчивым взглядом и пошёл за следующей порцией супа. В другой комнате сидела бабушка и довязывала жилетку:

— Не простынешь Пол холодный, — заботливо спросила она.
Так же, как и её сын, она даже не поинтересовалась причиной, по какой я решила обползти их дом на пузе: если жена её любимого внука ползает, значит, ей так надо. Говорю же – святые люди!

Кошку я так и не нашла. Хотя свекровь по-прежнему уверяла, что она однозначно в доме. Оставалось предположить, что Муся на шаг вперёд просчитывала мои телодвижения и перемещалась впереди меня. Либо, что вероятнее – вслед за мной. Остаётся надеяться, что ей понравился такой аттракцион. Вряд ли кто из её хозяев развлекал её ползанием по дому на брюхе.

И всё-таки мне приходится признать, что кошка существует. Её видела моя золовка, её дочери и даже мой собственный сын, неделю гостивший у дедушки с бабушкой. По крайней мере, они так говорят!

— Слушай, ребёнок, — как бы случайно спросила я у сына, — когда ты у бабули был, там кошку видел
— Вроде да, — рассеянно сказал «ребёнок», не отрываясь от планшета, — болталась там какая-то, орала противно, как бабушкин Веник.
— Ты вот прям лично её видел Или только слышал
Ребёнок вдруг уставился на меня:
— Слушай… кажется, видел. Или нет Слышал точно. Не помню… — и снова упёрся в планшет.
Но буквально через пять минут он внезапно взревел, отнимая у меня несколько лет жизни:

— А-а-а-а-а! Ма-а-а-ам! Слу-у-у-ушай! – и мой малыш лосём прискакал на кухню, сотрясая стены и снося косяки.
«Малыш» на голову выше меня и сотрясение стен – не эвфемизм. Одну дверь он уже снёс.

— А… ты чего на полу сидишь – удивился он, зацепив плечом холодильник. Холодильник пошатнулся, но устоял.
— Да так…, — с трудом поднялась я с пола. – Ноги ослабели внезапно. А если ты так ещё будешь орать, то получишь мой труп.
— Я не орал! – обиделся ребёнок. – Ты ещё не слышала, как я ору!
«Дежа-вю какое-то», — мелькнуло у меня.
— Так что ты хотел-то! – я начинала сердиться.
— Это ты хотела, вообще-то!
Нет, подростки – это существа, которых хочется придушить прям сразу. Я выдохнула. Помолчала. Потому что — ну не задушу ведь! Сил не хватит.

— Я, короче, вспомнил! Я её видел!
— Кого!
— Да кошку ту! В деревне! Точно видел. Правда, один раз всего. И то ночью, когда в туалет ходил. Но это точно была кошка.
И, удовлетворённый произведённым эффектом, ребёнок гордо удалился. Выходит, если это не массовый гипноз от моей свекрови, то Муся – реальный персонаж.

© Из сети

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *