Ювелир

Если уйти дальше Пивзавода туда, где начинается лес, идти просекой, свернуть направо, затем пробраться через бурелом, можно дойти до Ювелира.

Среди вековых сосен, сухостоя и лапастых елей полянка и серебрится ручей. Здесь живёт, словно на острове, Ювелир.

Холмгородцы не любят Ювелира за скверный характер и нелюдимость. Но никто не отрицает в Холмгороде его таланта. Вся Слобода покупает его украшения. К нему редко кто-то приходит, разве, что почтальон и лесничий проверить, не срубил ли Ювелир лишнее дерево, да Актриса единственный человек вхожий к Ювелиру без стука. Она приносит ему кольца, серьги, кулоны, цепочки, купленные в обычном ювелирном магазине в Слободе, а он плавит их в золото и серебро для своих изделий. Кольца он делает по размеру пальцев Актрисы и считает, что если они не подходят кому-то ещё, значит недостоин. Таким приходится довольствоваться серьгами и другими безразмерными творениями Ювелира.

Если кто-то вздумает сделать у него заказ, тот не откажет, но заказчик получит изделие из обычного камня, где не будет ни грамма золота или серебра. Мне казалось, что именно такие украшения у Ювелира получались лучше всего. Актриса со мной соглашалась.

Он ненавидел золото и серебро, поэтому всегда обрабатывал их так, чтобы невозможно было понять, что это благородные металлы. Он не обрабатывал камней, не признавал классических линий. Оттого украшения Ювелира имели подлинную красоту заложенного в них смысла. А смысл Ювелир объяснял так: «Я хочу сохранить красоту того, что вижу, красоту каждого дерева, каждой веточки, каждого листа и травинки. Я ничего не создаю, я только пытаюсь не дать умереть хрупкой красоте окружающего меня мира. Всё, что сейчас есть, когда-то исчезнет, может, когда-то не будет травы и деревьев и тогда, через многие века археологи будущего найдут мои украшения и поймут, насколько удивителен был мир, который мне посчастливилось видеть». Так он мне сказал однажды.

Я ходил к нему нечасто. Ювелир не был ко мне расположен, но допускал моё присутствие. Я любил смотреть, как он работает. Сначала он бегал по лесу и собирал с земли мельчайшие веточки, искал особенные травинки, выкапывал коренья. Долго рассматривал их, и в этот момент мне казалось, что он по-настоящему счастлив. Он улыбался и плакал, иногда смеялся. Затем запирался в избе. Я слышал, как он кричит, как ругает тех, кто будет носить его украшения, но никогда не поймёт, что он имеет в виду, не рассмотрит всей красоты, а будет носить только потому что произведения необычайно популярны в Холмгороде, особенно в Слободе.

Он никогда не повторил ни одного изделия. Каждое украшение было уникальным. Ходили слухи, что и за пределами Холмгорода знают о Ювелире. Я не верил в это. Разве есть что-то за пределами Холмгорода.
В один из дней, когда я сидел на пороге перед домом Ювелира и слушал, как он бранится, создавая очередной шедевр, он выскочил из дома, посмотрел на меня безумными глазами и бросил что-то мне под ноги. Я поднял и увидел, что это кольцо.
Бери, это тебе, сказал Ювелир и побежал, громко матерясь, в лес.

Кольцо подошло только на большой палец. Оно было превосходно. Казалось, что это не украшение — скорее дефект пальца из-за перелома и неправильно сросшейся кости.

Ночью я показал кольцо Актрисе.
Жалко, что нигде кроме Холмгорода, не знают о нём, сказала она.
Ты про Ювелира спросил я
Да, кто-нибудь должен про него рассказать.

Я крутил кольцо на пальце и думал о словах Актрисы. Может, действительно пришло время рассказать о нём и не только о нём. Может, пора людям узнать и о Стороже и о Танцоре. Узнать про Мотылька и про Актрису. Про город, где не бывает закатов и рассветов. Про всегда полную луну. Узнать об апельсиновой реке.
Наверное, я когда-нибудь отсюда уеду, сказал я Актрисе.

Она ничего не ответила. Я тронул пальцем её губы и понял, что она улыбается в темноте.

Герман Канабеев

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *