— Алиса, дочка, будь другом, притащи мои серые ботинки.

- Алиса, дочка, будь другом, притащи мои серые ботинки. - Эти - Нет. Это не серые... - Оставь Алиса! Я сама! С этим криком, многоопытный специалист по розыску тех самых ботинок, супруга моя

— Эти
— Нет. Это не серые…
— Оставь Алиса! Я сама!
С этим криком, многоопытный специалист по розыску «тех самых ботинок», супруга моя Сима Маирбековна ринулась коршуном в гардероб! То ли сработал материнский инстинкт по защите психики Алисы, то ли она хотела, что бы мы поскорее ушли, кто
в школу, кто на работу.
— Вот!
— Нет. Я же просил серые.
— Они серые.
— Сима. Они не серые. Они… Ну коричневые…
— Коричневые!
Так вскричали мать и дочь и посмотрели на меня с ужасом.
— Ок. Не совсем коричневые. Но и не серые! Так. Никуда не уходите. Я сам все найду.
Пошёл. Нашёл. Принёс. Серые ботинки.
— Вот. Вот это серые ботинки.
— Они не очень то и серые.
— Алиса. Они серые.
— Алиса права. Они не серые.
— Да за что ж мне эти женщины дальтонички в семье! Позовите Дану!
Пришла Дана.
— Дана! Какого цвета эти ботинки.
Дана опытный подросток который не любит конфликтов на почве цветов моей обуви. Поэтому она посмотрела на ботинки, на мать, на сестру, на меня, снова на ботинки и попыталась отскочить :
— Я же художник… У меня несколько иное восприятие цветов… И вам может быть непонятен мой взгляд….
— Дана! Я тебе щас по башке дам! Просто ответь отцу какой это цвет!
— Ну я бы назвала его сепия!
«Хуепия» сказал я про себя но наружу только выдохнул.
— Понятно. Заговор. Давид, сын мой! Тащи кота!
Принесли Осю. Животное сонно таращилось на нас и на ботинок в моей руке. На всякий случай начало орать и каяться даже в не совершённых преступлениях. Но Давид крепок. Кот похрипел и затих.
— Итак, семья. Какого цвета Ося
Все посмотрели на Осю.
— Серенький. — сказал Давид.
— Ну, допустим он серый, — согласилась мать Давида.
— Твою ж дивизию!!! Без «допустим»!
— Ося серый! — отчеканили Дана с Алисой
и даже козырнули.
— Мяу! — согласился Ося. Ему было всё равно и он грезил о побеге.
— А теперь вуаля! Сравниваем! — с этими словами я поднёс ботинок у коту. Стало понятно, что колор совпадает. — Одинаковый цвет!
Женщины семьи молчали и смотрели на кота и ботинок. Наклоняли головы. Отступали на шаг. Поджимали губы.
— Ну… Говоря откровенно… Ося не совсем серый… У него есть оттенок…
Я заревел, Ося заорал, Давид растерялся. Кот воспользовался моментом и вырвался из цепких лап наследника и покрикивая поскакал в шкаф. В след ему я метнул ботинок. Серый. Или не серый.
— Кеды мне принесите…

 

Сос Плиев

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *