Большее зло, меньшее зло всё это чертовски относительно. И вы сейчас поймёте, к чему это я.

Есть у меня знакомый… наверное, даже приятель. Всё знакомство, в общем, сводится к тому, что раз в полгода он вытягивает меня в какое-нибудь заведение выпить кофе/коньяка, покурить и поболтать. Шапошное знакомство. Но разговоры эти бывают о таком важном, которое и супруги за 10 лет брака не всегда обсудить успевают. Серьёзное то есть знакомство, с другой стороны.
На днях вот опять появился, договорились опять пересечься. Вечером знакомец подъехал ко мне на работу и предложил выбирать, где посидим. А пока я перебирала заведения для курящих, добавил:
— Хотя вот если пить и курить, то удобнее у меня посидеть, конечно. Тогда и я могу выпить спокойно, если больше уже не надо будет садиться за руль…
Логично Вполне.
— Ух ты! — заметила я, конечно. — Вот в гости друг к другу мы ещё не ходили! Ну, давай!
Приехали в приличный одесский дворик в центре, зашли в квартиру… А я ещё в палисадничке у него огромную такую лопату приметила. Молодец то есть, хозяйственный мужчина! Входим в кухню — там набор ножей отменных на стеночке, тоже всё аккуратненько. И вообще очень чисто. Как-то даже зловеще немного. И почему то уже припоминаю, что никто ведь и не знает, где я сейчас…
А хозяин дома улыбается, предвкушая, лимончик подрезает к коньяку, в сторону комнат указывает:
— Идём, — говорит, — там у меня отличное место! И пить, и курить удобно, и вообще всё, очень тебе хочу показать!
И ведёт, значит, к откинутой крышке в полу, ко входу в подвал то есть. И лимончиком вниз указывает — спускайся, мол, чувствуй себя, как дома!
Тут я уже точно вспоминаю, где видела эту сцену. В двух тысячах фильмов я её видела. Там тоже всегда сначала «Дорогая, спускайся в подвал, там интересно!», а потом — «Нет, пожалуйста, я никому не расскажу о тебе! Нееет…» — и «Вы не видели эту женщину» — «Что вы, господин, полицейский! Какие женщины Я уже второй день разделываю рождественского лося в подвале!».
— Глупости! — говорит знакомец. — Мне-то ты можешь доверять!
— О! — говорю. — И они вот, маньяки проклятые, всегда так успокаивают!
Но коньяк и курить — внизу, а лимончик — тут, а такой дисгармонии моё нежное сердце вообще не выносит. Вздыхаю, прощаюсь мысленно с миром, и таки спускаюсь. По крутой металлической лестнице, тоже очень знакомой. По таким, знаете, перепуганная жертва, уже слегка оглушенная, скребёт ободранными пальцами в тщетной надежде, пока её за ноги вниз стаскивают. И ещё так бьётся в процессе лицом пару раз о ступени, чтобы лицо красиво кровоточило…
«Нет, — думаю, — никуда по такой лестнице не убежишь! даже и пытаться не буду… я вон в спокойном виде еле-еле спускаюсь». И ещё думаю, что надо бы выпить успеть всё-таки, а то после такого дерьмового дня умирать так дерьмово на трезвую голову совсем гадко будет.
Спускаюсь, в общем, с грехом пополам, оглядываюсь. Вижу бюст Пушкина и другие красивые вещи, а носков по углам, коробок от пиццы или там сдутой резиновой лодки какой — не вижу. То есть опять же странно и настораживает.
— Ну вот сама подумай, — успокаивает тем временем знакомец. — Какие маньяки Я классику люблю, развитый культурный человек!
— Вот ты, — отвечаю, — сейчас только хуже делаешь! Доктор Лектор тоже классику любил, а пытать или разделывать жертву — самое то под музыку Моцарта какого или декламируя что-нибудь из Уистена Одена…
— Ты присаживайся пока, — советует знакомец. А сам к стенке идёт, на которой красивый такой арбалет висит.
— А вот это круто! — говорю я вполне искренне. — Блин, вот просто на днях буквально тёлка вот так же присаживается в фильме, а они её — из арбалета в грудь! И взгляд у неё такой удивлённый был…
— Да кого убьёшь из этого арбалета Игрушка! — улыбается знакомец. — У меня из него пока только курицу пристрелить получилось… А ты, кстати, давай телефон свой сюда, я его наверх отнесу, всё равно тут в подвале не ловит…
И тут я задумалась всерьёз. Насчёт коньяка не обманул — вон, стоит на столе, имеется даже вискарь в запасе. Вот и ладно. А что до прочего… Ну вот вспомнить последние дни — одно огорчение! Мир будто в плечах тесен, в груди жмёт, воздуха выругаться не хватает. Хлопоты, беготня, возня, бытовуха… Сейчас придёшь — посуду мой, завтра — борщ вари. И статью ещё гнусную срочно дописывать, которую неделю назад сдать обещала, и сама же ворчала сегодня, что иногда лучше в петлю, чем писать то, к чему душа не лежит… А тут вот человек, может быть, и сам порадуется, душу отведёт, и решит все проблемы!
— В общем, если ты маньяк — то давай, без проблем, — говорю. — Убивай, твоё право! Мне тогда как раз статью дописывать не придётся, спасибо даже! Только сначала тащи всё-таки пепельницу и бокалы — посидим, пообщаемся нормально напоследок…
Отлично пообщались, кстати. Много думающий человек, ищущий, с такими интереснее всего. И таких жарких споров о том, что лучше коллекционировать — вещи или людей — у меня давно уже не случалось.
Да, и кому интересно, чем дело кончилось — нет, не убил. Вполне по-дружески разошлись. Так что статью сегодня с утра пораньше таки пришлось домучивать и сдавать. И всё вот это вот дальше придётся…
Тая Найденко

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *