Женский день

Лариса Барбарисова проснулась в большой пустой кровати, нашарила на тумбочке пачку «Бонда» и закурила. После второй затяжки она открыла глаза и тяжело уставилась в потолок. Первый день отпуска, блядь! За десять лет. Михал Борисыч, пидор прилизанный, летом не дал, а дал в октябре, когда за стеной любого дома другая стена — дождя. Пермский край, ебать-колотить! Сын в Питере живет. Муж объелся груш. А ей уже сорок три. Растяжки блядские. А работа Штукатурщица, в рот компот. Такая каторга, что аж мышца дубеет. Ну, да ничего. Женщина с фантазией всегда найдет возможность поразвлечься. На отпуск у Ларисы был составлен план. Первым пунктом в этом плане значился секс. У Ларисы давно не было грязного животного секса, когда пизда расцветает, как благодарная солнцу роза. Ларисе хотелось, чтоб ее выебли твердым хуем до полного изнеможения. Широкая мужская ладонь женщины поползла к промежности, но замерла на не толстом еще животе. Нет. В сауну. Сначала в «Агат» за винишком, а потом в сауну. Танцевать за полтора рубаса симпатичного.
Лариса Барбарисова вскочила с кровати, сходила в душ, хряпнул чашку кофе и вызвала такси. На такси она съездила в магазин, затарилась бухлом и уехала в сауну. Сауна находилась в частном секторе соседнего микрорайона и называлась чуть туповато — «Комфорт Хаус». Мелочиться Лариса не стала. Сняла большую сауну с бассейном и диваном, на котором перееблось впечатляющее количество людей. От дивана исходили флюиды ебкости и проникали в Ларисуну пизду. Пизда исходила соком. Лариса дернула администраторшу и сказала:
— Мужика симпатичного мне организуй.
Администраторша буднично кивнула.
— Трех на выбор сделаю. Пойдет
— Ништяк, подруга.
— Через полчаса привезут.
Лариса погрелась в парилке, искупнулась в бассейне и всосала полбутылки «Кубани», когда в сауну постучали. Намотав тонкую простынь, Лариса всунула напедикюренные ласты в синие сланцы и открыла дверь. В коридоре стояли четверо: сутик и три проститута. Один был лысым, второй брюнетом, третий носил русые волосы. Женщина смерила проститутов пристальным взглядом.
— Хули ветру титьки мнете, заходите!
Сутик улыбнулась. Она любил деловых и напористых женщин. Когда вся пятерка разместилась в комнате, Лариса приступила к выбору.
По внешности ей нравился брюнет, но внешность в таком деле решающей роли не играет. Намного важнее оснастка. Это только сексопатологи чешут мужикам с маленьким хуем, что не в размере дело, потому что на самом деле дело именно в нем. Лариса не могла допустить, чтобы в первый день отпуска в ней тырколось что-то малозначительное.
— Мой фаворит — брюнет. Но надо бы посмотреть оснастку.
Сутик гаркнула:
— Скидывайте портки, хлопцы! Кажите прелести.
Проституты спустили штаны до колена. Вывалили из плавок оснастку. У брюнета оснастка оказалась средней и выбритой. У русоволосого вообще не товарной, потому что съежилась, будто он всю ночь на улице куковал. Зато лысый типок порадовал. Во-первых, оснастка богатая. Во-вторых, муди колосятся. Ну, какой может быть животный секс с подбритым мужиком
— Лысого беру. Тебя как звать
— Аякс Теламонид.
— Ох, уж эти ваши погоняла… Сколько с меня
Лариса повернулась к сутику. Сутик зачем-то показала пятерню и сказала:
— Полтора касика час. Бери на два, не пожалеешь. Ебет до глазной слезы, честное слово.
— Хорошо, уговорила.
Лариса вручила сутику три рубаса. Сутик сунула деньги в карман и ушла. Два проститута вышли за ней. Лариса и Аякс остались наедине.
— Раздевайся, чё.
Аякс разделся. Лариса скинула простынь и легла на диван. Аякс подошел к женщине, присел, взял рукой за грудь и погладил член. Через минуту член встал. Аякс сел на диван между ног Ларисы и попытался присунуть. Лариса сдвинула ноги.
— Погодь… А полизать
— Только через кулек.
— Слушай, я здоровая женщина, штукатурщица. Какой, нафиг, кулек С кульком вообще не тот кайф!
— Все так говорят. А Патрокл герпес однажды поймал.
— Блядь какую-то лизал, вот и поймал. Ты чё ломаешься Давай так — ты меня вылежишь, а я тебе подрочу
— Не… Патроклу одна дрочила, так чуть не оторвала.
— Ты задрал со своим Патроклом…
Внезпно Лариса выбросила обе ноги вперед и обхватила ими шею Аякса. «Без кулька лижи, я кому сказала!» Аякс сопротивлялся. Он был сильным мужчиной, но не таким сильным, как ноги Ларисы. Когда до её напряженной пизды оставалось пять сантиметров, Аякс прохрипел:
— Пятьсот рублей… Сверху…
— Договорились.
Лариса ослабила хватку. Аякс сразу припал губами к толстому клитору.
— Ох, бля… Ништяк на клыка берешь…
Аякс не отвлекался. Он погрузился в нюансы Ларисиной пизды. Аякс-ублажитель, Аякс-пелоточник, Аякс-демиург. Через пять минут Лариса бурно кончила, забрызгав лицо мужчины липким соком. Аякс облизнулся, надел презерватив и вставил в приуготовленную пизду твердый член. Через двадцать минут Лариса кончила повторно, хлебнула вина и закурила.
— Ты такая сладкая мужчинка, ваще… Почему ты работаешь проститутом
Аякс вздохнул. Все свежевыебанные женщины хотят ему помочь. В их случае эти разговоры почти так же обязательны, как сигарета.
— Я приехал поступать на актера, но не поступил. Грузчиком работал, охранником, а потом в эту сферу ушел.
— Наркоман
— Нет.
— А тебе не стремно Ты же «масть» конкретная. Ну, с точки зрения общества. Не, мне-то пофиг, конечно…
— Да вижу я, как тебе пофиг. Не знаю. Мне кажется у нормальных мужчин это в крови — подчиняться женщинам. Я вот сейчас смотрю на тебя, и ты вроде как моя госпожа.
— А почему лизать без кулька не хотел, если госпожа
— На самом деле хотел. Просто специфика профессии обязывает к осторожности.
— А я, значит, тебя заставила
— Заставила… госпожа.
Слово «госпожа» возбудило Ларису. Ей вдруг захотелось самой стать рабыней этого сладкого мужчинки. Она вскочила с дивана и села Аяксу на лицо. Заерзала. Потом села наоборот и увидела член. Ей невыносимо захотелось припасть к нему ртом. Ощутить бархатистую головку между губ. Она понимала, что этого делать нельзя, что это зашквар, но не смогла устоять. Припала. Заглотила до самого горла. Язык Аякса замер, а потом, как бы согласившись, возобновил круговые движения. Они кончили вместе. Лариса глотала густую сперму мужчины и была такой невозможной самкой, переступившей все границы, что ей было и страшно и кайфово одновременно.
— О, боже… Сколько в тебе спермы…
— Она вся твоя, госпожа…
Лариса улыбнулась и закурила. Она любила этого благородного мужчину. Она хотела глотать его сперму каждый день. Хотела привести его в свой дом. Хотел печь ему блины и мокро целовать в губы по утрам. Хотела засыпать в кольце его рук. А потом она подумал — Аякс с кем только не спал, зачем ему я Он молодой, красивый…
Лариса легла рядом, положила голову Аяксу на грудь, перебрала волоски и спросила:
— Сколько тебе лет
— Двадцать пять.
— О, Господи…
— Это не имеет значения. Мне нравятся опытные женщины.
— Ты думаешь, я опытная
— Конечно. Ты же любишь анальный секс
— Конечно. Кто не любит анальный секс
Лариса лгала. Она не любила анальный секс. То есть, она не знала — любит она его или нет, потому что никогда им не занималась. Зато Аякс любил его однозначно. Он взял Ларису за грудь, надел резинку на шишку, перевернул женщину на бок, смочил пальцы слюнями, смазал самую узенькую дырочку и одним движением вставил в неё член. Только тут Лариса поняла потайной смысл выражения «ебет до глазной слезы».
Аякс ебал Ларису во все дырочки еще час. За этот час Лариса кончила три раз, выпила две бутылки вина и сделала Аяксу предложение. Аякс обещал подумать. Когда второй час оплаченного времени истек, в сауну вошла сутик. Ей открылась впечатляющая сцена. Пьяная Лариса стояла на коленях и умоляла Аякса уехать к ней. Аякс надевал ботинки и говорил «ну-ну, дорогая».
Очнулась Лариса Барбарисова поздним вечером того же дня в своей большой пустой кровати. У неё болела челюсь и жопа. От кожи пахло Аяксом Теламонидом. Нахуй такой отпуск, подумала она свинцовой головой и нашарила пачку «Бонда». Позвоню утром Михал Борисычу, надо возвращаться на работу. Не ходила в отпуск, не хуй начинать. Лариса Барбарисова рассуждала здраво. Второго Аякса Теламонида она бы вряд ли пережила. Тем более, что первый Аякс Теламонид позвонит ей рано утром…
Павел Селуков

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *