ДВА СТРАХА.

ДВА СТРАХА. Эту парочку я давно заприметил, проходя по весеннему парку. Старый, старый дедушка и его собака сидели на скамеечке и щурились на солнышко, щедро отдававшее им свои лучи. И не было

Эту парочку я давно заприметил, проходя по весеннему парку. Старый, старый дедушка и его собака сидели на скамеечке и щурились на солнышко, щедро отдававшее им свои лучи. И не было ничего необычного в них, море пенсионеров выходит в это время в парки. Так что же привлекло моё внимание Долго я не мог ответить на этот вопрос и немым колом он стоял у меня внутри. Пока я не сообразил. Ну конечно! Дедушка подложил на скамейку толстое полотенце, на которое и села собачка. Он видимо поднимал своего четвероногого друга и сажал его рядом с собой.
Как- то одним солнечным днём я присел рядом с ними и не решаясь начать разговор просто смотрел на проходящих мимо людей.
— Сколько Вам лет спросил вдруг дедушка.
— Пятьдесят уже, вздохнул я печально. Да вы ещё молодой, улыбнулся он. Вам ещё жить да жить. И он погладил свою собачку самой дворняцкой породы.
Она посмотрела на него взглядом полным какого- то совершенного спокойствия и понимания. Знаете, есть такой особый взгляд, которыми обмениваются пары прожившие в счастливом браке очень большое количество лет. Это не любовь, нет. Это состояние более высокого порядка. Состояние абсолютного единения и ощущения своей половинки, как самого себя.
— А мы вот, продолжил он вырастили детей и внуков. И все, слава Богу. Разлетелись давно. Он вздохнул. Жена вот умерла два года назад и мы с ним остались и он опять погладил собаку. А раньше втроём тут сидели. Старик улыбнулся.
— Старый он уже. Прямо, как я. Такая же задержавшаяся на этом свете душа, которая уже и не понимает для чего и почему живёт так долго. Он тяжело вздохнул.
— Теперь вот меня мучают два страха, доверительно сказал он в мою сторону.
— Один это то, что он умрёт раньше меня и мне придётся его хоронить, а второй это то, что я умру раньше и некому будет его к себе взять. А точнее, он не захочет ни к кому пойти. И старик тяжело вздохнул.
Я задумался. Мне нечего было ответить на его слова. Они ударили меня в самое сердце и печаль высшего порядка закрыла мои уста. Я вздохнул и согласно ему кивнул. Так мы и сидели молча. А потом беседа потекла о старых временах. Ему было что вспомнить. Долгая жизнь и много всего случилось в ней.
Я привык уже проходя по парку садиться рядом с приветливой парой и неспешно беседовать ни о чём, а если точнее то о самом главном в жизни. О любви и понимании. Такие волны исходили от них, что что бы дедушка не говорил всё было об этом.
Но однажды я не нашел их на старом месте. Не было их и на следующий день, я обеспокоившись их судьбой пошел по соседним переулкам искать ставшую мне близкой пару. Он не мог жить далеко. Преклонный возраст и его самого и четвероногого друга говорил сам за себя.
Обойдя несколько домов я наткнулся на доминошников и по моему описанию они быстро узнали своего соседа.
Он скончался несколько дней назад. Просто уснул однажды вечером и больше не проснулся. А его собака, что с ней поинтересовался я скрывая боль возникшую в груди и ворочавшуюся тяжким камнем где- то за левой лопаткой.
— А собачка его, сказал один из доминошников. А собачка легла рядом с хозяином и тоже тихонько ушла вслед за ним. И доминошники на минуту прервали свою игру и вспомнив добрым словом своего соседа и пожелав ему землю пухом, потому что человек был хороший, продолжили своё ежедневное занятие.
А я пошел домой. Пошел, стараясь не спешить, потому что кирпич под лопаткой противно шевелился толкая меня своими углами и отзываясь тупой болью при каждом шаге.
Мне не было печально. Нет. Здесь не о чем было горевать. Желание дедушки исполнилось. Видимо ангел услышал его последнюю просьбу. Последнее его желание. Уйти вместе со своим старым другом. Так уйти можно только пожелать себе самому. Тихо, спокойно, безболезненно и быстро.
И я почему то был уверен в том, что сейчас где- то там на небесах есть прекрасная полянка, освещенная светом льющимся сверху, где стоит маленькая скамейка. На этой скамейке сидит маленький старичок, а рядом его собачка дворняцкой породы на толстом старом полотенце. И они молча смотрят вокруг и жена его рядом с ними. И они обязательно говорят ни о чем. О любви и привязанности.
Вот так.
בונדרנקן אולג

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *