Каждый имеющий собачку, знает, что с ней надо гулять, как минимум два раза в день. Каждый, кто имеет собачку, как наш Милю, знает, что гулять его надо долго и существенно, чтобы километры и запахи.

Вот по утрам мы с Милю ходим в лес, это вы знаете. А куда мы ходим по вечерам знаете Ну уж точно не в лес. Там темно и страшно. И всякие звуки звучат жуткие в темноте, непонятно кто там шляется вообще по ночам. Поэтому по вечерам мы с Милю ходим на кладбище. Там темно и не страшно. И звуков нет, никто кроме нас не шляется.
На кладбище мы с Милю ходим с удовольствием, почти как в лес по утрам. Потому что на кладбище нет никаких чужих собак, только могилки со свечечками. Да, на воротах кладбища висит значок с перечеркнутой собакой, но до сих пор никто нам зловеще не сказал : отдай свое сердце! Поэтому мы с Милю, который собака, решили, что они там не возражают и даже может рады нашим визитам, какое-никакое, а развлечение в их загробном мире.
И вызвался Гиря, который сын, пойти с нами на вечернюю прогулку. Я, как настоящая яжемать, сочла нужным ребенка предупредить.
— гиря, ты конечно можешь с нами пойти, я буду очень рада, — сказала я, — но знаешь, мы с Милю по вечерам гуляем на кладбище.
— эээ, — сказал Гиря, — а зачем
— там нет посторонних, — ответила я.
— не, зачем предупреждаешь, думаешь я боюсь — возмутился Гиря, который сын, — хахаха я не боюсь.
Ну, не боюсь, так не боюсь, мое дело предупредить. И мы пошли. Все мои маршруты прогулок с Милю отмеряны программой считающей шаги, километры и потраченные калории. Но все равно я иногда включаю эту программу, потому что учет и порядок должен быть. А тут еще и Гиря с нами пошел — событие, можно же отметить с кем гуляешь.
Идем мы себе, идем. К кладбищу. Метров за 200 до кладбища Гиря говорит:
— нет, ты что, правда думала, что я боюсь кладбища
— да ничего такого я не думала, — отвечаю, — просто заранее предупредила и все.
— потому что я не боюсь! — заявляет Гиря и добавляет важно: — бояться, мама, надо живых, а не мертвых.
Я соглашаюсь конечно же, живые куда страшнее, это точно. Тут Гиря начинает веселиться и шутливо пугать меня.
— вот мы заходим на кладбище, а там такое привидение встает и говорит: уууу! что вы тут делаете! а мы ему говорим: иди отсюда привидение, мы тебя не боимся, боятся надо живых. ахахаха! да же, мама
— да же, — отвечаю, — мы не боимся привидений, это же не ветер какой-то. да же, Милю!
— да же, — отвечает Милю виляющим хвостом.
И только мы заходим на кладбище, как раздается размеренный и спокойный голос: время пятнадцать минут, расстояние один километр и двести метров, скорость 11 минут чотатам секунд в час.
— ААААА! — орет Гиря и вылетает с кладбища как какой-то супермен на крыльях.
— ававава, — несется за ним Милю, которому все равно куда, главное можно бежать.
— вы дураки, — ору я, — куда бежите!
Поймав ребенка и собаку в полукилометрах от кладбища, спрашиваю:
— что это было вообще чего вы побежали
— там же кто-то говорил! — отвечает Гиря.
— да, да, — подтверждает Милю мотающим хвостом.
— оспади, гиря, это программа измеряющая километры.
— ничо не знаю, — отрезает Гиря, — голос заговорил — я побежал!
— ты же мне сам рассказывал что боятся надо живых!
— откуда я знаю живое это приведение или нет! — логично рассуждает храбрый мой сын.
— ав-ав! — логично соглашается с Гирей моя храбрая собака и машет хвостом как на празднике воздушных змеев.
Придя в себя Гиря заявил, что я специально все подстроила, что я планировала устроить ему проверку. Так вот, со всей важностью он заявляет, что проверка не удалась, он ничего не боялся и это был просто инстинкт. И сама ходи на свое кладбище теперь! Да же, Милю
Но Милю, который собака, Гирю не поддержал, он продолжает по вечерам ходить на кладбище. Потому что там спокойно, не страшно и нет чужих собак.
Natalya Enünlü

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *