Воспоминание о Бабуле.

Одесские каникулы МамыПапы.
Итак, находясь в Америке и в очередной раз правильно высчитав время, я позвонила в Одессу. Голос Бабули «оставлял желать лучшего» и на вместо приветствия, я спросила: «А шо случилось»
— Только тихо! Уже ничего не случилось, уже ша! — отвечала она.
— А поконкретнее можно — взмолилась я, подозревая неладное.
— «Почему нельзя Мы шо, уже поссорились Твоя умная мама вдруг решила питаться правильно и похудеть. Два дня назад она купила этот халоймес в виде творожных сырков, съела и ее язве этот, блять, деликатес крайне не понравился. Она прилегла, открылось кровотечение и испугавшись, мама позвала папу. Этот шлэмазел увидев маму и кровь, видимо решил,что она уже немножко мертвая и грохнулся рядом с приступом на сердце. А тут я с привоза… И передо мной картина маслом — два влюбленных идиета в горизонтальном положении, держащиеся за руку. Я, конечно, в крик! Рванула к соседке Бетте с седьмой квартиры, ее сын кончил на врача. Приехала скорая и все такое.. Але
— Я слышу, Бабуль! — прошептала я в ужасе.
— Ларка! Только ты там не дрожи на диван! Спокойно! Фира рядом! Просто, если можешь, прилетай бикицер! А то я такая нервная эти дни, что хочется послать всех в жопу. Поэтому беру твой школьный глобус и ору тихонько на него.
Ровно через двое суток я уже была в Одессе. Радости Бабули и ее подруженций не было предела, мои же ноги подкашивались и от пережитых эмоций и от страха за родителей.
— Уже все тип-топ, доца! Съешь жидкое, а то ты как то сдулась и цвет лица мне говорит, что ты только откопалась. Счаз сложу бульончик с битками и поедем к нашей парочке.
Подъехав к городской больнице и поднимаясь на второй этаж к маме, а потом на третий к папе, я пришла к выводу, что больница «не фонтан». Оставалось надеяться на Бабулину подруженцию Марину, которая благодаря своей «древней» профессии в прошлом, заимела надолго крепкие связи во всех областях. Как выяснилось потом, так оно и было.
Состояние родителей меня обрадовало. Мама улыбалась, шутила про диету и с удовольствием слушала мои рассказы об Америке. В момент нашего прощания, она спросила: «Доца! Ты ведь сейчас пойдешь к папе и уже вернешься только завтраМожет оставишь мне немного денег мелкими купюрами»
Признаться честно, я несколько была удивлена такой просьбе, но если мама хочет, значит так тому и быть. Мое удивление удвоилось, когда и папа попросил оставить ему небольшую сумму и тоже мелкими купюрами. Опять промолчав, я выполнила его просьбу. Выйдя в коридор из палаты я лицезрела Бабулю с Мариной, внимательно наблюдающих за очень симпатичным врачом средних лет.
— Какой видный мужчина — вздыхала Марина
— Таки да. Шикарный пупс! — согласилась Бабуля.
Увидев меня,она громко прошептала.
— Люба моя! Все! Ларка идет. Антракт!
На следующий день, приехав в больницу и поцеловав двери нерабочего лифта, я с провизией поднимаясь на третий этаж, увидела двух уже знакомых медсестер. Они стояли на лестничной клетке, что то читали шепотом и вытирали слезы. Заметив меня, вдруг резко спрятали чтиво и стали лепетать что то невразумительное.
— Ой! вы нас простите,мы тут не удержались! Это же целый роман, сериал просто. Только в кино бывает такая любовь!
— О чем это вы — удивилась я.
Выяснилось, что мои влюбленные родители писали друг другу записочки и просили медсестер за деньги относить эти послания друг другу. Теперь в голове моей картинка сложилась и я поняла для чего маме и папе были нужны мелкие купюры. Эти любовные письма они хранили еще долго, часть из них утерялась при переезде. Но несколько целы и невредимы до сих пор.
Папа маме:
«Евочка! Я тебя искал всюду. Я ждал нашей встречи, как чуда. Ходил по улицам и всматривался в лица прохожих. Увидев тебя и посмотрев в глаза, я понял — чудо произошло! Понял, что не могу без тебя жить. Мои ночи здесь наполнились ожиданием утра, когда я смогу передать тебе письмо, а вскоре увидеться и обняться. Ты мне снишься и мои сны принадлежат только тебе. Выздоравливай скорее, любимая! Моя жизнь без тебя пуста и бессмысленна!»
Мама папе:
«Когда ты рядом, я вижу небо в твоих глазах. Какой ты глупый, когда ревнуешь меня и как ты мил и нежен при этом. Хочу лишь обнять тебя и долго так стоять, не выпуская из своих объятий. Ты даришь мне восторг. Мои мечты о любимом мужчине превратились в реальность и слились воедино.»
До сих пор перечитывая эти записки, я плачу от любви к своим родителям, от нежности к ним и благодарности,что мы с сестрой росли и купались в этом чувстве.
А еще я вспоминаю мудрые слова Бабули:
«Любовь, доца, не терпит постепенности. Она либо есть, либо ее нет.»
Лара Кацова

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *