В МИРЕ ЖИВОТНЫХ или О ТОМ, ЧТО С НАМИ ДЕЛАЮТ ЭТИ УЖАСНЫЕ, УЖАСНЫЕ ЖЕНЩИНЫ.

-1-
Я живу в сабдивижине, т.е., дом мой находится на маленькой улочке в виде подковы, оба конца этой подковы выходят на большую улицу. Ну, большая она только для нашей деревни, а в городе она была бы очень даже маленькой.
По обе стороны подковы стоят дома, метрах в 100 друг от друга. В доме слева от меня живет Хэри, сенатор нашего штата Массачусетс от демократической партии. В доме справа живет Ричард, учитель физкультуры, республиканец. Тренирует нашу школьную бейсбольную команду.
Когда в нашей деревне идет какая-нибудь предвыборная кампания, скажем, выборы начальника гороно, Хэри помещает у себя на газоне голубую табличку «Любите своих детей — голосуйте за Сюзан». Голубой цвет демократов. А Ричард помещает на своем газоне красную табличку (красный цвет республиканцев): «Остановите Сюзан, она — самое ужасное, что может с нами случится». У меня табличек не бывает, но я живу между Сциллой и Харибдой.
На работу утром Хэри идет в синем галстуке, Ричард — в красном. Хэри нанимает мексиканцев стричь ему газон, Ричард, в поте лица стрижет сам по субботам. У Хэри — Эппл и Айфон, у Ричарда — Виндоус и Андроид. Ричард бегает по утрам трусцой по сабдивижину, у Хэри беговая дорожка дома. Когда вечером едешь домой, то в светящемся окне видно, как Хэри бежит по своей дорожке и смотрит CNN. И пьет свежевыжатые соки. Ричард, ясное дело, смотрит в своем окне Fox News и пьет пиво Будвайзер.
У Хэри есть собака, дружелюбный голден ретривер. У Ричарда злобный доберман. У них у обоих на участках установлен электронный беспроволочный забор, и когда их собаки приближаются к границе участка, радиоошейники применяют воздействие электростатическим зарядом. Собаки хорошо это понимают, и к невидимому забору не приближаются.
Мой Ростислав (да, забыл сказать, у меня — сенбернар) радиошейников никаких не носит и бегает куда вздумается. Понюхать там везде и все такое. Но за границу моего участка никогда, никогда не выбегает. Никогда! А тут, позавчера, он вдруг решил в гости к Ричарду и Хэри наведаться. В первый раз. Их собаки на Ростислава лаяли (доберман просто бесился), но Ростислав, видимо в силу своего внушительного превосходства в размерах, на них никак не реагировал. Мол, бегаю где хочу, нюхаю что хочу, а на вас я вообще чихать хотел. Я не агрессивный, хотя и русский. Такое хоть и редко, но бывает. Такое высокомерное отношение, видимо, не понравилось этим доберманам и голден ретриверам, и они наверняка нажаловались на Ростислава своим хозяевам. Мол, русские идут, и все такое. Мол, сделайте что-нибудь!
Словом, позавчера у меня дома раздался звонок в дверь, на пороге стоял седовласый Хэри.
— Тут вот что, — сказал он, — не знаю как это сказать. Нам всем очень нравится ваш Ростислав. И мы ему, на нашем участке, всегда рады. Другие бы боялись бы, я мы нет. Так что для нас сегодняшний визит Ростислава был одним удовольствием. Но дело в том, что наш голден ретривер недавно подхватил какую-то инфекцию. Забыл как называется, неважно. Главное, мы ее лечим, лечим, а вылечить не можем. У нас уже на антибиотики тысяча долларов ушла. Вот я и подумал, что в целях добрососедства, в целях экономии для тебя тысячи долларов, наверное все же лучше Ростислава как-то контролировать. Чтобы он к нам больше не бегал. И не заразился бы. Понимаешь Мы прежде всего думаем о твоем благе!
Я дико покраснел (стыдно, конечно) и говорю, — прошу прощения за доставленное беспокойство. Больше Ростислава у вас на участке не будет.
А через десять минут после Хэри пожаловал в гости и Ричард.
— Если твой факинг Ростислав, — говорит, — еще раз забежит ко мне на участок, то я возьму бейсбольную биту и размозжу ему череп! Ты меня понял Размозжу его факинг череп к едрене фене!
Я дико покраснел (стыдно, конечно) и говорю, — прошу прощения за доставленное беспокойство. Больше Ростислав у вас на участке не будет.
Это было позавчера. Так! Соседей слева и справа мы в основном описали, ввели вас в курс дела. И на этом мы это наше вступление (всю эту второстепенную ляй-ля-ляй конференцию) закончим, и перейдем к делу. К рассказу о главных событиях. О том, что произошло вчера и сегодня.
-2
В доме напротив живет кореец Ким с женой, оба программисты, собаки у них нету. Зато есть колокольчики на дереве, они от ветра перезваниваются день и ночь.
Год назад Ким вышел на пенсию, бросил программирование и завел свой маленький бизнес. Стал экстерминатором, как у нас тут говорят. Открыл частную службу дезинфекции. Я об этом знаю, так как по утрам Ким выходит из дому в герметическом комбинезоне, садится в свой микроавтобус с надписью «Экстерминатор Ким дезинфекция с улыбкой». И уезжает куда-то, видимо травить тараканов.
Короче, вчера я пересек улицу и позвонил в дверь Кима. Тот вышел на крыльцо, энергично закивал головой, заулыбался, начал трясти мне руку. Не то что эти Хэри и Ричард! Со своим новоанглийким снобизмом. Ким молодец! Нормальный доброжелательный человек!
— Ким, — сказал я, — у меня на участке завелись осы. Пришел к тебе как к эксперту. Осы у меня завелись, и свили гнездо под крышей. Выручай!
— Пошли поглядим, — без лишних слов говорит Ким.
— Так, — сказал Ким после осмотра, — так. У тебя осы!
— Я знаю, — ответил я, — я поэтому к тебе и обратился.
— Это черные осы, самые опасные! продолжал Ким. Так называемые hornets!
— Побрызгай их каким-нибудь ядом — предложил я.
— Как ядом поразился Ким. Они же тогда умрут!
— Ты понимаешь, что ты мне предлагаешь с ужасом в голосе продолжал Ким. Убить ос! Убить! Надо же У них же есть семьи. Жены, дети, понимаешь Нельзя убивать живые существа! Никогда нельзя!
— Ну а как же от них тогда избавиться спросил я, поняв, что Ким — буддист. И что его на его экстерминацию не подбить.
— Надо их попросить улететь, — после раздумья предложил Ким. Но как Как это сделать
Он побежал к своему дому, и спустя минуту прибежал обратно, с большим вентилятором в руках.
— Мы устроим им сильный ветер! радостно сказал Ким. — Их будет сдувать в сторону, и в свое гнездо они попасть не смогут! И улетят!
-3-
Сегодня утром я вышел проверить, план Кима сработал наилучшим образом. Гнездо было пусто. Осы улетели.
И тут я услышал, что возле дома напротив Ким ругается со своей женой. Присмотревшись, я понял в чем дело мои осы улетели недалеко, они свили новое гнездо под крышей Кима. И его жена что-то кричала Киму указывая на ос. Ким стоял понурив голову. Жена топнула ногой. Ким понуро поплелся в гараж, минуту спустя он вышел в герметическом костюме, с баллоном яда для насекомых в руках. Еще через мгновение он залез на раскладную лестницу, сделал паузу, отвернулся и, закрыв глаза, поднял баллон и нажал на спусковой крючок. Пенистая струя яда покрыла все гнездо. От ос остались рожки да ножки.
Жена Кима стояла внизу, и, уперев руки в бока, продолжала кричать на Кима. По-видимому, она вовсе не считала, что дело закончено.
Я вернулся в дом и выглянул в окно. И увидел, как Ким побежал к дому Ричарда, что-то у него одолжил, и быстро прибежал назад на поле боя. В одно мгновение, с бешеной гримасой на лице, он вскарабкался на лестницу и принялся ожесточенно сбивать осиное гнездо бейсбольной битой.
Вадим Ольшевский

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *