ПАРК

 

парк яблочко от яблони грохнулось просто ближе некуда, - подумал я, когда матушка вчера мне поведала это. на неделе поехали они в парк горького с внучкой, дочкой моей, погулять,

«Яблочко от яблони грохнулось просто ближе некуда, — подумал я, когда матушка вчера мне поведала это. На неделе поехали они в Парк Горького с внучкой, дочкой моей, погулять, качели-карусели, мороженное-тир. Походили они, постреляли, мороженого съели, вроде и домой пора. Тут доча заныла:

— Ну, баааб, ну еще разооок на карусеееель, ну, баааб…

— Ну, ладно, еще разок и домой.
Эх, бабуля, бабуля…

Подошли они к какой-то карусели непонятной формы, высокая какая-то, сидения висят, объявление, что дети до 12 лет — только со взрослыми.

— Вот, на эту хочу, — заявил ребенок.

Хочешь Не вопрос! И даже не представляя, куда вляпывается, бабуля купила два билета. Но, честности ради, надо сказать, что и Сашка тоже не знала, чем все закончится, поэтому обвинить ее в попытке избавиться от бабушки столь экзотическим способом никак нельзя.

Короче, билеты куплены, клиенты рассажены по местам, оператор аттракциона, с неприкрытым сарказмом глядя на шестидесятилетнюю бабулю, нажимает заветную кнопку.

Потихоньку закрутилась карусель, и, не спеша, кресла начали подниматься наверх, вращаясь по кругу. Матушка с дитем, поднявшись на высоту обитания стрижей, с удовольствием наблюдали за суетой внизу.

Люди, размером с тараканов, сновали где-то далеко-далеко под ногами, карусель крутилась, адреналина не наблюдалось.

 

И тут, повинуясь заложенной программе, чудо-карусель изменила режим работы. Кресла закрутились с околосветовой скоростью, и еще при этом встали раком, боком и еще в несколько поз, которые не описать даже великим и могучим русским языком. Все вокруг завизжали от радости и притворного страха. И только матушка, молча выделяя адреналин, крыла матом свою седую голову.

«Пля, ну когда же это кончится — прошептала матушка через пять минут перегрузок, после которых даже самый выносливый астронавт тошнил бы дальше полета пули. А веселая карусель и не думала
останавливаться. Вертясь, как задница на плите, и меняя амплитуду, она несла в счастливое будущее матушку с внучкой. Внучка, кстати, тоже не ожидавшая такой подляны от администрации парка, сидела молча, крепко зажав попой кресло. В данный момент ее волновали всего две вещи. Первое, когда же остановится эта долбанная вертушка, и второе — где можно будет просушить штаны Кстати, тема штанов волновала и бабулю.

Когда карусель остановилась, Сашка на ослабевших ногах сползла с кресла и поковыляла прочь от шайтан-механизма. Народ, смеясь и делясь впечатлениями, тоже повалил на выход.

На опустевшем аттракционе сидела бабуля, не в силах встать с кресла, потому как неконтролируемые ноги дрожали так, что вызывали вибрацию на соседних каруселях. А в это время вторая партия желающих повизжать стала потихоньку заполнять пустующие места.

— Да не бойтесь вы, — уговаривал оператор робкую девушку, которая в нерешительности остановилась на полпути к карусели, — ничего страшного не случится. Вон, видите, — он указал на матушку, — даже бабуля на второй заход осталась…

Услышав это, матушка утробно икнула и так витиевато выразила свои ощущения, что Даль крутанулся, устраиваясь поудобнее, дабы записать доселе не слышанный словооборот.

Поняв, что бабушка с торчащими вертикально вверх волосами и выражением лица доктора Лектера во время трапезы, не собирается больше получать удовольствия от воздушных пируэтов, оператор осознал, что зря приводил девушке в пример Железную Бабулю…

Еще два дня после этого матушка икала, вспоминая, как она, перевалив за шестой десяток, повелась на «покататься на карусельке».

Автор Вероника

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *