Атонина Петровна решила сесть на диету. И не просто сесть, но и посадить рядом свою объёмную вторую половину. Насмотревшись медицинских телепередач и осознав все ужасы лишних килограммов, норовивших ударить по сердцу, печени, почкам, сосудам и качеству кр

 

— А зимой по снегу босичком будем ходить, да, дорогой — говорила Антонина, помешивая тыквенный суп.
Вениамин кивал. Ненавидел её, но кивал.
Ночью Вениамину не спалось. Очень хотелось жрать. В особенности борща с мясом, сметаной и чесночными булочками. От этих мыслей кружилась голова и конвульсировал желудок… Чтоб как-то скоротать бессонное время, стал представлять себя в блокадном Ленинграде. Он даже застонал, но сильный пинок локтем супруги заставил отказаться от звуковых эффектов.
«А взрывов не слышу, потому что я контуженный, » — думал Вениамин. «И слепой. Да-да. Слепой. Я детей спасал. И женщин. И стариков. А сейчас умираю от голода в разрушеном доме.»
Из «незрячих» глаз Вениамина побежали крупные слёзы. «Как это страшно умирать… от голода». Его крупное тело тихо затряслось от рыдания. Под утро истощённый организм всё-таки забылся сном, в котором он плыл по майонезному морю на сосисочном плоту, а путеводной звездой где-то вдалеке мерцала масляным боком фрикаделька.
Через 36 часов издевательства над организмом доведённый до отчаяния мужчина твёрдо укрепился в мысли о невозможности совместного проживания с Антониной. Институт брака рушился. Семейные ценности отошли на задний план, пропуская вперёд гастрономические фантазии.
Ситуацию спасла презентация пирожных в гипермаркете, на которой Антонина сорвалась и запихнула в себя 74 кремовых шедевра с глазурью и орешками. Дома счастливые Антонина и Вениамин отпраздновали событие борщом. С мясом, сметаной и чесночными булочками.
(С) ФФ

 

Источник

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *