Про маму датской королевы.

 

Один человек грустил на набережной.
Нам не интересно как называлась набережная. Дело было в Дании, там все названия ужасны. Их могут выговорить только ужасные люди, мы не из их числа.
И вот раздался копытный цокот. Лошади на слух сильно отличаются от велосипедов. Человек обернулся — чо там. А это ехала карета с живой королевой посреди себя.
Человек обрадовался, ведь не каждую жизнь встретишь настоящую лошадь, с кучером и королевой на расстоянии взмаха хвостом. Карета скрипела очень близко, можно было понюхать лошадь, кучера и кожаный диван. Будь этот человек в девичестве Гаврила Прынцып, он не удержался бы, метнул чего-нибудь. Бомбу или цветы.
Не со зла, просто было б очень удобно.
Он не был Гаврилой и тихо смотрел на королеву. А на лошадь — нет. Так велят законы вежливости.
Тут королева пристально посмотрела на человека. И всё. Поехала дальше.
А наш-то разволновался. И побежал в гостиницу, не спал ночь и накатал стихов два мусорных ведра. Всё про Данию, про реку и т.д.
Потом, совсем уже на выдохе, составил письмо.
«Ваше величество, Вы ехали в карете, я стоял на набережной. И Вы пристально посмотрели на меня. И теперь даже не знаю, так взволнован.»
Ровно через три дня пришёл ответ, написанный от руки. Ответ пах лошадью, кучером и кожаным диваном.
«Я помню вас. Я ехала в карете, Вы стояли. Я пристально посмотрела на Вас.
Вы были совсем рядом, я очень пристально на вас посмотрела, но вы всё равно не сняли шляпу.
До свидания.
Королева.»
Человека звали Булат Окуджава, эту историю он сам рассказал.
В.Солдатенко

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *