Третья часть Марлезонского балета,

Третья часть Марлезонского балета, неожиданно связанная с Путешественником во времени - Ну и что мне с тобой делать, отрыжка мироздания - Главный полушутя, полусерьезно посмотрел на Сущность,

неожиданно связанная с Путешественником во времени
— Ну и что мне с тобой делать, отрыжка мироздания — Главный полушутя, полусерьезно посмотрел на Сущность, которая невинно колыхалась в чистенькой хламиде, одновременно пытаясь стащить немного молний из напольной вазы.
— Ты задолбал всех, жалобами на тебя завален стол и они продолжают поступать.
Сущность, спрятав в складках одежды парочку весенних гроз, застенчиво потупилась.
— Все, терпение мое лопнуло! Накажу всерьез!
Сущность кокетливо и бесстрашно поглядывала на Главного и прикидывала, что бы еще интересного стащить в кабинете.
— Отправишься на Землю!
Сущность радостно заиграла всеми возможными красками, включая магический октарин.
— Нет, мой дорогой! Наказание будет — прожить земную жизнь!
Сущность обрадовалась еще больше! Это же какую заварушку можно устроить!
— Ха! — Главный не был бы Главным, если бы не читал чужие мысли. — Ты будешь заперт в сознании у обычного, ничем не примечательного человека и проведешь там ровно столько, сколько ему отмеряно. И сразу скажу, что в благословленный Бобруйск ты уже не попадешь!
Главный нахмурился, вспоминая, как улаживали там ситуацию после первого визита Сущности. Подаренный котенок оказался настоящим сокровищем, а вот пиранья сожрала всех рыбок в аквариуме, за что неожиданно была обласкана и стала настоящей звездой целого района. Ее кормили сосисками и мясом и жила бы она до сих пор, если бы тот самый белый котенок не повернул случайно (случайно ли) ручку аквариумного термостата на отметку «40 градусов». Пиранья медленно сварилась в неаппетитную и ненажористую уху, а хозяйка Лена, войдя в комнату и увидя помутневшую воду, страшно закричала. На секунду ей показалось, что из аквариума сейчас покажется что-то невообразимо ужасное. Аквариум продали и купили Юльке малюсенького щеночка. На некоторое время семья обрела покой. Не нарушать же его ссылкой Сущности в их город
Вот так и получилось, что сопротивляющуюся Сущность впихнули в сперматозоид, дабы он на своей шкуре познал все моменты зарождения жизни на Земле. Сущность была в ярости. Это на небе 70, 80, да хоть бы и 100 лет пролетают незаметно, в невинных шалостях и умных беседах за рюмочкой амброзии, а вот на Земле… Да еще в теле обычного человека, да еще просто зрителем… «Просто кошмар!» думала Сущность, а поделать ничегошеньки не могла. Сперматозоид оплодотворил яйцеклетку, та начала усердно и быстро расти, развиваться и в назначенный срок на свет появился крепенький, здоровый младенец, ничем не отличавшийся от таких же орущих и красных новорожденных. Счастливая мать назвала его Костиком. И так бы и прожил Костик-Сущность ничем не примечательную или, наоборот, интересную жизнь, если бы не два затаивших обиду Купидончика.
Сосланные в Чистилище, насмотревшиеся пакостей и гадостей, полностью разуверившиеся в роде человеческом, они постарели и ослабли, крылья больше не блестели, с мордашек сошел румянец, в глазах появилась вселенская грусть и они во второй раз решились на месть. Напросившись на ежегодный слет фей крестных, они охмурили троих особо хорошеньких, напоили их и галантно предложили проводить до дома. Феечки, пьяно хихикая, согласились. Купидончики, кружа и осыпая прелестниц комплиментами, как бы ненароком препроводили их в дом, где мирно спал новорожденный Костик и предложили им портвейна. Радужная рвота окропила младенца и все вокруг.
— Ай, как нехорошо, — пропели крылатые мстители, — надо ребеночку что-нибудь подарить в компенсацию.
Икая и с трудом подбирая слова, крестные оделили ребенка каким-то не совсем понятным даром путешествия во времени и склонности к старинным болячкам. Довольные ангелочки проводили фей до дома и полетели на небеса, наблюдать и наслаждаться.
«Дорогой дедушка, Константин Макарович!» — старательно выписывал Костик непонятные ему закорючки непослушными пальчиками. Сущность, надежно запертая в детской головенке, нашла таки лазейку, заставила годовалого младенца найти кусок бумаги и карандаш и начала нагло переписывать самое слезливое детское письмо когда-либо написанное взрослым человеком. «И пишу тебе письмо!» продолжал старательно выводить Костик, пытаясь карандаш погрызть, но строгий голос в голове велел не отвлекаться. Как ни странно, ребенок понимал каждое его слово, в отличие от родителей, говоривших непонятными шумами. Замученная младенческими воплями и беспомощностью, Сущность, решила, что уже достаточно настрадалась и пора бы ее амнистировать. Письмо одна собиралась передать с первой же оказией, благо Земля и Небо были тесно связаны. Жизнь, Смерть, Планетарные Демоны и Зубные Феи сновали туда сюда с поручениями, депешами и заданиями. Сущность справедливо полагала, что перед просьбой трогательного и беззащитного младенца мало кто устоит. Оставалось написать правильное прошение о помиловании. «А вчерась мне была выволочка,» — Сущность вжилась в образ и пригорюнилась, а Костик заревел во всю мочь. Так его и нашла бабуля. С письмом в мокрой ручонке и в слезах. Она сначала не поняла что за бумажку держит дорогой внучек, потом пригляделась, прочитала, увидела карандаш в пухлой руке и перекрестилась. С тех пор она начала побаиваться Костика, а уж когда начались его путешествия во времени и совсем решила, что любимый внук — Сын Князя Мира сего.
Рыцарскому замку, куда в первый раз пропутешествовал Костик, невероятно повезло. Сущности тогда в очередной раз отказали в помиловании и она пребывала в депрессии, поэтому бедный ребенок ел из собачьих мисок и служил шутом, не в силах в одиночку бороться с грубыми и наглыми рыцарями и слугами. Сущность отыгралась в Париже. Сначала она потащила Костика смотреть на выступление знаменитой Ля Гулю, потом напоила вином (от вида абсента ее до сих пор тошнило) и, оттеснив Костиков разум, всласть поболтала с Тулуз-Лотреком, которому и доверила выбор профессионалки, лишившей Костика девственности. В борделе после этого полопался водопровод, забастовали прачки, а жрицы любви отравились несвежими устрицами. И абсолютно никто не догадался связать эти события с визитом скромного русского паренька.
С течением времени Сущность все больше и больше контролировала Костика. Она тихо и незаметно руководила его путешествиями и жизнью. И, в один прекрасный момент поняла, как она быстро и легко может вернуться домой.
Костик появился в Далласе именно в тот момент, когда прозвучали роковые выстрелы. Появился за спиной киллера. Не Ли Харви Освальда, конечно, а настоящего. Снайпер, сделавший работу обернулся и увидел мужчину, направившего на него странный прямоугольный предмет. Киллер не живет долго, если не доверяет своим инстинктам и интуиции, поэтому несколькими секундами позже Костик повалился на траву с аккуратной дырочкой посередине лба. Снайпер аккуратно поднял упавший смартфон, засунул его в карман и быстро пошел к машине.
— О, нееет, — простонало небесное население, видя, как блестя всеми цветами радуги, отдохнувшая и заскучавшая Сущность возвращается домой. Таблички «Вакансий нет» были тот час вывешены на всех отделах, но Главного не обманешь. С доброй отеческой улыбкой он отправил Сущность в Отдел По Связям с Шаманами, Связным, естественно.
Купидоны вздохнули, достали огромную бутылку амброзии и полетели к феям, обмывать назначение и ждать новых приключений.
Оксана Антюшина

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *