Виктор Люстиг родился в приличной семье 4 января 1890 года, в Гостинне, что в Богемии. Сейчас это Чехия. Мама, папа, вполне обеспеченная буржуазная семья, так что мальчик с детства хорошо кушал и мог себе позволить велосипед.

 

Виктор Люстиг родился в приличной семье 4 января 1890 года, в Гостинне, что в Богемии. Сейчас это Чехия. Мама, папа, вполне обеспеченная буржуазная семья, так что мальчик с детства хорошо кушал

Но, как это часто бывает, у приличных родителей оказался сынок полнейший еблан, который шлялся целыми днями с плохими мальчишками. После одной из уличных драк у него на всю жизнь остался шрам у уха.
Но не смотря ни на что, папа пиздил мальчика, заставляя его учиться. Поэтому Виктор получил нихуевое образование и умел говорить на пяти языках, что в последствии ему пиздец, как пригодилось.
Прежде, чем выйти в большую жизнь, Люстиг сразу после школы немножко почалился на зоне за какую-то мелочь. Ни то отпиздил кого, ни то его отпиздили, ни то что-то украл, не суть.
Тем ни менее, родители, чтобы спасти дитя от полного пиздеца в личной жизни, отправили его в Сорбонну. И это стало поворотным событием его судьбы.
Наблюдая за роскошной парижской жизнью, Витя думал:
-Ну, нихуя себе, живут люди. А я, как говно какое-то вынужден перебиваться на копецки, которые папа мне изредка высылвает. А мне тоже хочется вот это все. И чтоб круасаны в постель и телочки туда же. И ванну с шампанским.
Так он начал карьеру каталы, сначала наебывая в карты сынков боагтеньких родителей, а потом и самих родителей.
Заработав нихуювую сумму, он подумал, что учеба ему не вперлась нив одно из известных ему мест, и покинул Сорбонну, начав обыгрывать лохов на трансатлантических лайнерах.
В Америке он для повышения статуса, назвал себя графом Люстигом, что придавало вес в обществе, которое он не переставал наебывать.
Огромные баблищи ему принесла афера с машинкой, якобы печатающей баксы. Наивные лошары покупали ее, но придя домой, понимали, что машинка нихуя не печатает кроме пустых листов.
Однажды он наебал даеж самого Аль Капоне. Попросив у него на несколько месяцев 50 тысяч долларов, он пообещал вернуть их после некой сделки в двойном размере. Потом вложил деньги в банк под большие проценты, а когда пришел срок возврата долга, вернул Аль Капоне только те же 50 тысяч, что и получил, прикарманив проценты. На вопрос «какого хуя» он ответил так красиво и убедительно о том, что мифическая сделка сорвалась, что Аль Капоне даже восхитился и велел заплатить Люстигу еще 5 тысяч долларов за то, что его наебка была очень красивая и изящная. И за то, что не засцал, конечно.
Когда Люстиг понял, что он засветился везде, и что в шататх ему уже хуй кто поверит, он возвращается в Париж.
В Париже он прочел в газете статью, что Эйфелева башня изрядно обветшала, и что в условиях кризиса денег на ремонт у власти нет. И что, если так дальше пойдет, то проще будет снести ее нахуй, чем тратиться на ее содержание.
В башке Люстига мгновенно созревает план. Он где-то замастырил поддельные документы и под видом чиновника приглашает в шикарный отель пять крупнейших предпринимателей
Уважаемые мусье!- говорит он- Я представитель специальной службы муниципалитета. Вот мои документы. Видите Даже печать есть! Так вот, я объявляю тендер на демонтаж и вывоз Эйфелевой башни. Прикиньте, сколько там металла Это ж пиздец, как много! Я. Конечно, понимаю, что вы люди богатые, но тот, кто выиграет сделку, станет вообще ниибацца богачом. Так что, решайте.
Ну, предприниматели давай шуметь, спорить, предлагать свою кандидатуру. На что Люстиг ответил:
-Ну, вы заинтересуйте меня, что ли, а то вы тут пиздите до хуя, а мне то какой от этого толк
И вот в приватной беседе один из предпринимателей Андре Пуассон дает ему взятку и выигрывает тендер, за который он заплатил Люстигу же, помимо взятки, еще 250 миллионов франков.
Забрав чемодан бабла, Люстиг с крейсерской скоростью съёбывает в Австрию, где красиво живет на спизженное богатство.
Надо сказать, что Пуассон, не идет в полицию и никому не говорит о том, что оказался лохом. Ему тупо стыдно, и он боится испортить репутацию солидного бизнесмена. Потому, что если тебя наебали, продав Эйфелеву башню, то это пиздец, как смешно, а ты говно, а не солидный бизнесмен.
Люстиг же, поняв, что возмездия не будет, возвращается в Париж и проворачивает дельце с продажей Эйфелевой башни еще раз.
Но второй покупатель побежал в полицию, что вынудило Люстига съёбывать уже в Америку, где его уже давно ждали. Там его арестовали по обвинению в подделке денег в больших количествах и посадили.
Проведя в тюрьме 12 лет, великий комбинатор умирает от рака легких в тюрьме штата Миссури, а его фальшивые деньги еще много лет ходили в обороте по всему миру.
Александр Гутин

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *