Его вишня

 

Говорят, российский народ дремуч, несчастен и со всех сторон бедностью притесняем. Я не согласен. То есть, согласен, но с другого бока. От бедности и притеснений в людях пробуждаются фантазии и мечты. Лично мне неизвестно, что лучше — живые деньги или фантазии и мечты. Я это вчера понял, когда ехал в такси. Сел, а там водитель интересный — долговолосик с жилистыми руками лет тридцати пяти. Посмотришь на его руки и сразу представляешь молоток. Есть такие люди: руками — рабочая косточка, волосами — рок-музыканты на выданье. У нас волосами сейчас кого только нет, даже звезды Голливуда без Голливуда. И ладно бы они аферы крутили и других людей вводили в заблуждение хотя бы ради корысти, так нет — вводят самих себя и радуются, как дети. Иные три часа узоры в бородах выбривают вместо того, чтобы, например, не выбривать.
А такси приехало плохонькое. Ваз 2107, почти раритет. Я только сел, только жене по телефону сказал, что с молоденькими студентками по своему обыкновению кофе не пил, а лишь читал лекцию, только выслушал мексиканскую тираду, только положил трубку и лоб мокрый утер, а водитель и говорит:
— У меня жена не ревнивая. Хоть что делай — не ревнует и всё. Повезло мне.
Я опустил глаза. А водитель ждет реакции. На дорогу не смотрит, смотрит на меня. Спохватился.
— Какие у вас коврики рифленые. Родные
— Родные, как не родные. Все родное. В гонках раньше участие принимала.
— Кто
— Машина.
— Эта
— Почему сразу эта «Копейка» фиат. Ильф и Петров об этом писали.
И хохотнул. Я снова опустил глаза.
А водитель закурил и лениво так:
— На юг летом поеду. В гости к другу. Это я так решил, его и не спрашивал. У него вишневые рощи двести километров. Попутчиков возьму. Бла-бла-кар. Троих посажу — вот тебе и пятнашка. На газу бегает. Один рубль — километр. Три тыщи туда, три обратно. Девять навара. Вишни еще наберу. Полный багажник. Килограмм двести, а то и триста. У нас под сто тыщ она стоит, а я бесплатно. Бесплатно, понимаешь
— Понимаю. Исключительный у вас друг.
— Воинское братство. Служили вместе. В Чечне, под Кандагаром. У нас всё общее… Кто выжил.
Голос водителя дрогнул. Он отвернулся к окну. Я рассматривал коврики. Наконец, приехали. Я потянул дверь. Дверь не открылась. Водитель хохотнул.
— Второй год не работает. Ты стекло опусти и с улицы открой. Руку высуни и открой. Она у меня наружняя.
Опустил, открыл. Водитель просигналил, дал по газам и скрылся за поворотом. Какая, нахрен, бедность Какие притеснения Откуда взяться несчастности Три центнера бесплатной вишни, в какой стране вы такую фантазию видали
Павел Селуков

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *