Мэри и фея

 

мэри и фея сентябрьский лес уже не звенел птичьими трелями, как летом, не пестрел цветами, а запах ягод сменился влажным ароматом пробудившихся грибниц. редкие ещё золотые листья глянцево

Сентябрьский лес уже не звенел птичьими трелями, как летом, не пестрел цветами, а запах ягод сменился влажным ароматом пробудившихся грибниц. Редкие ещё золотые листья глянцево поблёскивали на тропинке, ведущей к укромной полянке. Окружённая разросшимся боярышником и шиповником, она была самым спокойным и тихим местечком, хоть и не пряталась в чаще.
Мэри отыскала эту полянку весной, и тогда всё здесь сплошь синело фиалками. Нежные цветы, как будто сами привели её сюда, ведь в тот день Мэри не шла по тропе, а двигалась от кустика к кустику, восхищаясь каждым новым соцветием. Она и не заметила колючего кустарника, лишь как-то вдруг, совершенно внезапно оказалась в центре пятачка, среди вовсю благоухающих фиалок. Пришлось потрудиться, чтобы отыскать выход и тропу, однако Мэри запомнила полянку и в следующий раз пришла именно сюда.
Она любила одиночество, то всегда казалось ей другом. В тишине и покое Мэри читала и пела, вышивала или плела затейливые браслеты. Ей не требовалась компания, чтобы не скучать и чувствовать себя прекрасно.
В сентябрьский день, немного хмурый и прохладный, Мэри пришла в лес, чтобы дочитать книгу. Городская суета утомляла, но о маленьком домике, что стоял бы посреди сада, приходилось лишь мечтать. И только лес неизменно спасал от хлопот — каждые выходные Мэри сбегала сюда, даже если было совсем уж дождливо и холодно.
Устроившись на принесённом с собой одеяльце, она раскрыла книгу, но так и не начала читать. В памяти ещё был жив перестук колёс трамвая, увозившего на городскую окраину, шум голосов попутчиков. Мэри постаралась отогнать городские воспоминания прежде, чем возьмётся за чтение, и потому подняла голову к небу.
Облака застилали небосвод, но иногда солнце проглядывало в синеющие прорехи, подсвечивая осенний лес ярко и празднично. Мэри беззаботно распустила волосы, оставив ветру возможность забавляться длинными прядями цвета спелой пшеницы, и почувствовала, что готова к путешествию в мир недочитанного романа.
Лес вокруг, приняв её в свои объятия, зашуршал и зашелестел, в кронах перекрикивались птицы, сновали белки, шуршали в лесной подстилке мыши. Далеко разносился повелительный крик ворона.
Мэри улыбалась, ей нравились все эти звуки. Она читала сказки про фей и радовалась тому, что делает это не в маленькой квартирке, а здесь, в лесной глуши. То, что в городе неизменно вызывало бы сомнения, здесь воспринималось единственной истиной, и сказки становились такими реальными, точно происходили у неё на глазах. Собравшись переворачивать очередную страницу, Мэри услышала звенящий от ярости голосок:
— Эй, ну-ка, постой! Я ещё не дочитала эту страницу!
Мэри даже испугалась, ведь на укромную поляну пройти можно было только в одном месте, да и то пришлось бы раздвигать ветки колючего кустарника! Кто же мог прокрасться сюда незаметно для неё Обернувшись, она никого не увидела. А голосок продолжал звенеть так же близко:
— Что же вы за сонные тетери, неповоротливые громадины! Что, теперь не можешь меня отыскать!
Что-то метнулось среди прядей волос на плече, Мэри скосила глаза и рассмотрела хрупкую девочку с большими крыльями цвета прозрачных сумерек. Та была одета в фиолетово-синее платье, блестящее и переливающееся.
— Добрый день, — прошептала она, изумлённая до глубины души. Ей и в голову не пришло подумать, что девочка ей только показалась.
— Добрый ли — недобро сощурилась маленькая незнакомка. — Я хочу дочитать эту сказку!
— О… пожалуйста, — Мэри положила перед ней, тут же спрыгнувшей в траву, книгу. Малютка сменила гнев на милость, но сначала дочитала главу и только после того обратила на Мэри внимание.
— Что ж, — взмахнула она крылышками, будто задумавшись. — Раз уж ты смогла увидеть меня среди дня, значит, твоё сердце чисто. Я — хозяйка этой поляны, имя моё — Файлис.
— Рада познакомиться, — несмело улыбнулась Мэри. — Я ¬— Мэри.
Файлис качнула головой, и уселась на раскрытую книгу.
— Что там в следующей главе
— Но я и сама не знаю, — вздохнула Мэри.
— Давай дочитаем, — предложила Файлис, и снова повернулась к страницам. Мэри с неясным чувством то ли страха, то ли восторга наблюдала, как существо, которого как будто бы не бывает и быть не может, водит тонкими пальцами по буквам, с трудом переворачивая страницу за страницей. Файлис читала, хмурясь и бормоча что-то так тихо, что видно было только, как шевелятся губы да темнеют от переживаемых эмоций глаза.
Но вот сказка закончилась, Файлис обернулась к Мэри и смерила её взглядом:
— Ты приходишь на мою поляну очень давно. Мне предстоит уснуть до следующей весны. Будешь ли ты беречь это место в месяцы холодов и снега
— Буду, конечно, — пообещала Мэри. — Мне здесь очень нравится.
— Хорошо, вижу, что ты меня не обманешь, — Файлис плавно перелетела к плечу Мэри и уселась там. Теперь её голос звучал громче и звенел с особенной торжественностью. — Я должна обещать исполнить одно твоё желание, иначе договора с феями не заключают.
— Не знаю, чего пожелать… — растерялась Мэри.
— Знаешь, — уверенно кивнула Файлис. — И я знаю, потому что читаю в твоём сердце, настолько оно чистое. Сокровенное желание исполнится на исходе апреля, когда мне придёт время проснуться. Тебе же остаётся только приходить сюда, как ты делала это прежде, и следить, чтобы снега, которые лягут на поляну, никто, кроме тебя не тревожил.
— А если потревожит — насторожилась вдруг Мэри.
— Если ты каждую неделю будешь появляться здесь, то этого не случится, — и Файлис исчезла.

***

Мэри не могла выбросить эту встречу из памяти, даже когда наступил час вернуться домой. Засыпая, она вспоминала слова Файлис и удивлялась, удивлялась, бесконечно удивлялась произошедшему.
Но ей не приходило в голову усомниться, ведь на самом деле она всегда знала, что сказки случаются, мечты сбываются, а феи — существуют.

***

Настали холодные дни, листва облетела, и в обнажённых ветвях пели ветра, а не птицы. Мэри каждые выходные убегала от городской суеты, чтобы зайти на полянку, и пусть Файлис больше не появлялась перед ней, но Мэри и не думала нарушить своё обещание.
Даже когда лёг первый снег, она продолжала поездки. Продуваемый сквозняками вагон трамвая, поскрипывающий на морозе, привозил её на последнюю остановку, и Мэри, крепче затягивала шарф, шла сквозь лес, удивляясь тому, как он прекрасен даже сейчас, когда жизнь словно замерла в хрустальном сне.
Боярышник и шиповник встречали её безмолвием, и на белом снегу поляны не оказывалось ничьих следов, кроме тех, что оставила сама Мэри.

***

Как-то раз в январе, в выходной день, Мэри пригласил на прогулку симпатичный парень. Они работали вместе, и Мэри не сумела найти никакого разумного предлога, чтобы отказаться, однако сердце билось неспокойно, ведь после свидания она точно не успела бы отправиться в лес.
Парень нравился ей, и Мэри казалось, что у них сложились бы отношения, вот только предавать обещание, которое было дано настоящей фее, казалось глупым. В любимых сказках никто не становился счастливым, ослушавшись фей или предав их доверие. Мэри предложила:
— Давай встретимся с тобой утром, Марк, а потом у меня есть важное дело.
— Хорошо, — согласился он легко, пусть и с ноткой удивления.
Мэри приходилось работать шесть дней в неделю, воскресенье было единственным выходным. Она так долго размышляла, как всё успеть, что плохо спала ночью. Но утром, в любимой кофейне, выглядела превосходно, точно в темноте феи коснулись её лица, подарив свежесть и румянец.
Марк наговорил комплиментов, и с ним Мэри было так просто и хорошо, что она не уследила за временем. Только когда перевалило за полдень, она вспомнила, что нужно бежать на трамвай.
— Ах, Марк, мне нужно спешить! — поднялась она из-за столика так стремительно, что чуть не опрокинула чашку.
— Что же у тебя за дело — усмехнулся он, наверное, рассчитывая на шутку.
— Нужно проведать кое-кого! — отмахнулась Мэри и поспешила прочь из кофейни.
Марк не сдержал любопытства и тайком отправился за ней, запрыгнув в следующий вагон трамвая. Он видел, как Мэри скрылась в лесу, и двинулся по её следам, очарованный загадкой.

***

 

Увидев знакомые кроны, Мэри расслабилась, хотя беспокойство так полностью и не отпустило её. Она шла знакомой тропинкой, как обычно остановилась у заснеженных кустов боярышника и заглянула сквозь ветки на то, как снежный покров укрывает маленький мирок феи. Никто не пробегал через поляну, никто не беспокоил лежащий там снег, даже звери и птицы.
— Мэри, кого же ты проведываешь тут — послышался вдруг голос Марка.
Побледнев, она обернулась.
— Что ты делаешь здесь
— Шёл за тобой. Мне любопытно, — улыбнулся он. — Хотелось знать, где ты любишь проводить время.
Мэри постаралась успокоиться и только тогда шагнула навстречу.
— Пойдём, Марк, здесь мои дела закончились.
— Расскажешь, что всё это значит
— Когда апрель подойдёт к концу, — Мэри подхватила его под руку и почти насильно повела прочь, к трамвайной остановке.
Сколько ни упрашивал Марк Мэри рассказать тайну, она не поддавалась, сколько ни предлагал совершать прогулки вместе — была непреклонна. Шла неделя за неделей, и хоть отношения между Мэри и Марком укреплялись, тайну феи Мэри так и не открыла, всякий раз вспоминая слова любимых сказок.

***

Когда апрельское солнце растопило снега, сквозь листву, укрывшую осенью землю, пробились первые фиалки. Мэри видела это, и сердце её ликовало. Осторожно пройдя на поляну, она присела, наклонившись к цветкам. Нежные лепестки будто светились в солнечном свете.
— Доброго тебе дня, хранительница, — прозвенел уже знакомый Мэри голосок.
— С пробуждением, — улыбнулась она.
— Я отлично спала, а значит, ты достойна исполнения желания, — улыбнулась Файлис, возникая прямо пред глазами Мэри. — Отправляйся домой, там тебя и ждёт сокровенное.

***

Мэри поспешила домой, как на крыльях. Ей не терпелось узнать, что же имела в виду Файлис, она была уверена, что та не обманет. У подъезда Мэри встретил Марк, он держал в руках красивейший букет фиалок.
— Мэри!
— Марк! — как же она удивилась! Ведь они совсем не договаривались о встрече.
— Подумал, отчего бы… — он замялся и договорил, почти не улыбаясь: — Почему бы в этот прекрасный день не сделать тебе предложение. Правда, я не знаю, как это правильно…
Мэри рассмеялась, вдруг осознав, что действительно желала именно этого.
— Да, — она обняла его, забыв о букете. — Да, я согласна!

***

Поженились они в начале июня, и тогда Марк забрал Мэри, свою законную супругу, в уютный дом, стоявший на окраине города, очень близко к лесу. Теперь можно было гулять там когда угодно и сколько хочется. Вот только Мэри так и не сумела отыскать полянку, где повстречалась с Файлис. Впрочем, именно это случалось в её любимых сказках.

Автор Ярослав Зарин

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *