Однажды, будучи романтичным студентом, в пору ранней весны, забрёл я в одну кафешку

 

Время было еще дообеденное, посетителей в заведении почти не было, кроме небольшой компании молодёжи, расположившейся в углу зала, и одной ангелоподобной девушки, сидящей за столиком у окна. Когда я проходил мимо, ее большие широко распахнутые глаза на несколько секунд остановились на мне. Она поймала мой взгляд и, кажется, улыбнулась уголками своих чувственных пухлых губок. Мое сердце сразу зашлось в ишемическом приступе, но я, не показывая волнения и нацепив маску невозмутимости, прошёл мимо и расположился через два столика от нее.
Сделав заказ, под аккомпанемент тихой успокаивающей музыки, играющей в зале, я принялся украдкой любоваться этой девушкой. Она была просто квинтэссенцией милоты, концентрированной няшностью, отборным экстрактом чистой нежности и невинности. В ней было прекрасно все — густые длинные ресницы, красиво обрамляющие голубые глаза, заостренный курносый носик, который так и хочется игриво куснуть. Изящный изгиб тонкой шейки, манящей прижаться к ней губами, чтобы почувствовать едва уловимое биение жилки на ней. Милые, чуть округлые щечки, придающие ее лицу слегка наивное выражение. Гладкая, без единого изъяна кожа не оскверненная слоями косметики. Жемчужные ровные зубки, виднеющиеся в слегка приоткрытом ротике. Да что говорить, я даже готов был восхищаться ее ушками, потому что и они были просто воплощением идеала. Этой девушке хотелось подарить всю свою нежность и заботу, на которые я только был способен. Она была красива, но не той вульгарной красотой, которая будит в мужчине только сексуальное желание. Ее облик заставлял мечтать обладать ей целиком, любить ее, оберегать, защищать. Хотелось отдать все, что только у тебя есть за один лишь ее благодарный взгляд и счастливую улыбку. Жгучее желание раствориться в ее объятиях даже заглушило извечное чувство голода, терзающее студенческое брюхо.
Я уже почти решился подсесть к этому неземному воплощению прекрасного и завести разговор, когда в кафе вошла ещё одна девушка. Тоже, кстати, весьма симпатичная. Она быстрым взглядом обвела зал и направилась к той, чьей внешностью я любовался все это время.
Две подруги обнялись, чмокнули друг-друга в щечки. Я без труда мог слышать мягкое щебетание их приятных голосков:
— Приветик, Оль!
— Привет, Настюш!
— Ну как ты Как масленицу провела
— Ой, блять, пиздец, обожралась блинов все выходные на толчке дристала!
— Ах-ха-ха-ха! Вот ты сука тупая))))
И вот так для меня умер ангел.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *