Когда в начале марта я вылетела из храма после випассаны как пробка из бутылки с шампанским, я, конечно, сразу поняла, что надо натворить добра

 

Когда в начале марта я вылетела из храма после випассаны как пробка из бутылки с шампанским, я, конечно, сразу поняла, что надо натворить добра Ну то есть сначала я выкурила полпачки сигарет,

Ну то есть сначала я выкурила полпачки сигарет, сожрала самый здоровый стейк, что нашла в ближайшем кафе, запила его пивом, выдохнула и поняла пиздец как надо натворить добра. Ну потому что все живые существа во вселенной стремятся к счастию и все бесконечно страдают. Потому что Просветленный шагает по рынку босыми ногами, пьян и неряшлив, а под ногами его расцветают цветы. Потому что только любовь сильнее боли и всем нам предстоит это понять, даже если цена будет слишком высока
В общем мозг мне промыли с мылом, и моя ебанутость помноженная на буддийское сектантство соединились в страстных объятиях ебущихся в последний раз неверных супругов.
Благо штырило меня в основном по дороге домой, которая растянулась на целые сутки и особой опасности я не представляла, ввиду заточения в автобусе. Но в руках у меня была мобила. И в нее я начала звонить
Слово за слово, хуем по столу, я позвонила дражайшей родительнице и пригласила ее в Таиланд. За свой счет. Не говорящую по-английски пенсионерку. В Апреле. В Хуахин, блядь.
Пришла в себя я где-то спустя пару недель и литра текилы. Я увидела оплаченные мною билеты, тоненькую брошюрку, что раздавали в храме о начале Пути и поняла, что кажется я в этом Пути ближе к концу. Притопали в смысле.
Матушка решила ехать не одна, матушка решила ехать с сестрой. Моей теткой в смысле.
Я нервно сглотнула и поехала искать им жилье. Ну хули, навертели уже отступать некуда.
В день их прилета, я объездила все окрестности на два-три километра от их отеля, проверила пешую доступность кафе, пляжей, рынков, магазинов и массажей, пешую недоступность блядужников с членодевками, работоспособность отеля, наличие общественного транспорта, запас кремов от солнца. На всякий случай переоделась в чистое и поехала встречать.
Летели мои тетки Туркменскими авиалиниями. По словам матушки, им понравилось: кормили вкусно, у них, конечно, с собой были яйки там, сырочек, бутерброды кой-какие собраны, но туркмены накормили в самолете до отвалу, пришлось часть своего сюда привезти, на вот, держи к себе отнесешь.
Пляж освоили быстро. В первый час пребывания в городе. В отель нас не пустили по причине раннего утра, поэтому чемоданы мы оставили в дверном проеме, купальники переодели в туалете и уже на рассвете вставшие пораньше тайцы, желающие насладиться утренней безмятежностью, слышали как с возгласом «уууууух!» ныряют в воду мои прекрасные старушки-разбойницы.
— Галя, ну вот смотри, там пальмы стоят, ну вот точь как в Абхазии, а вот рядом та, такой я еще не видела.
— Надя, иди сюда вот к этому камню встану, я тебя сфотографирую. И вот к этому. И к тому тоже
— Мам, они все одинаковые
— Да нам какая разница, мы ж не видим ничего в этих телефонах, щас чикнем пару сотен, потом может какая-нибудь будет хорошая.. Надя, не так стоишь!
В отель нас заселили на 5 часов раньше чекина.
Я метнулась на рынок, купила рамбутанов, ананасов, драконов, и еще чего-то по мелочи. Объяснила, как расковыривать ланган. Объяснила, что косточку есть не надо. Объяснила второй раз, после того, как почти все косточки были съедены под чистую. Тетки поинтересовались где купить хлеба, потому что привезенный из дома Костромской сыр «надо есть».
Я водила их по городу два дня, показывая, рассказывая и объясняя. Научила слову «капун-ка» и тыкать в калькулятор, чтобы узнать цену на заинтересовавший товар. Предупредила всех в отеле, что мои по-английски не говорят, поэтому если что звонить мне. Вставила в мамин телефон местную симку с интернетом. Услышала про «а у меня и так все отлично работало!». Объяснила про роуминг. Не поняли. Показала баланс счета. Поплакали. Поставила новую симку. Объяснила, что теперь все хорошо будет. Не поняли. Объяснила еще раз.
— То есть ты вай-фай подключила нашлась тетя Надя
— Нет, мобильный интернет
— Ну, а говоришь не вай-фай.
Сказала, что подключила вайфай. Поверили. Пошли есть.
Я прошлась по меню как по минному полю, заказывая все самое неострое и менее шокирующее. Попыталась научить словам «массаман кари» и «чикен». Не вышло. Повторила в пятнадцати разных контекстах, показала на картинке, проговорила несколько раз, пока ели.
— Мам, ну тебе понравилось то, что ели
— Очень!
— А что больше понравилось
— Супчик
— Какой супчик
— Ну желтый.
На третий день нужно было оставить их одних на пару часов и разгрести рабочие завалы.
Я отслеживала по whatsapp. «Вы поели» «Да», «Пляж нашли» «Да, купаемся», «Обратно не заблудились» «Все хорошо»
Через три часа раздался звонок. Они забыли ключ в номере и не могут попасть. Сидели под дверью три часа. Тайцев на месте, конечно же не оказалось. Я влезала в номер через окно.
За чаем мне поведали историю о том, как тете Наде позвонили мошенники. Она честно продиктовала им все данные со своей карты, рассказала код из смски и все, что они хотели. Потом подумала и спросила: «Так вроде говорят, всего этого сообщать нельзя». «Ну что вы, нам — можно», уверили ее по телефону, и она вполне удовлетворилась таким ответом. Карту восстанавливали дочери.
Тетя Надя проработала лет сорок на железной дороге специалистом по вагонному хозяйству. Заканчивала ЛИИЖТ, между прочим. Поэтому, когда я потащила их на экскурсию в соседнюю провинцию, она смело пошла по поезду, расталкивая тайцев. Инспектировала. Хозяйство. Вагонное. Ну чтобы все по делу.
Ехали мы смотреть мартышек в том числе. Прибежавшую к нам воровать все, что плохо лежит особь, немедленно окрестили Клёпой и заставили позировать. Клёпа оскалилась, продемонстрировала яйца и пошла в наступление. Тетки с визгом убежали и попросили отвезти их обратно в отель.
За эти две недели я забыла о своих пиздостраданиях по поводу местного мальчишки, о том, что у меня болит зуб и кончились деньги, о бардаке на работе и о том, что авиакомпания отменила мои билеты. Я внезапно поняла какого это путешествовать с детьми. Двумя любопытными энергичными ребетенками 60 и 62 лет отроду, норовящими засунуть пальцы в розетку, попасть под машину, потыкать чем-нибудь в тайцев и сожрать чего-нибудь непонятного.
Все мои трагедии, истерики, годы психотерапии, ад сепарации и тонны токсинов, которые пришлось сожрать в подростковом и позже возрасте, растворились как растворяется все что угодно в пересоленом сиамском заливе. Я стою и молча наблюдаю за тем, как две сестры, ставшие почему-то совершенно неотличимыми друг от друга к старости, меряют шляпки и меняются очками, чтобы подслеповатыми глазами разглядеть друг друга в экран телефона. У обеих астигматизм и жирный плюс.
Кстати о плюсах за бортом 35-37, на солнце находиться и вовсе невозможно. Поэтому днем обе спят, а по утрам купаются. Вчера ходили на рынок в 4 утра. Как ни странно удачно. Тайцы же тоже ебанутые.
Объясняла, что в Питере в это время 12 часов ночи и график он себе сбили дай боже. Не знаю поняли ли.
Собрались на следующий год снова приехать. На месяц. Дом, говорят, снимем. Говорила, что дом около моря не получится, дорого. «А я может и мопед освою!» — угрожает маман.
Работа заброшена, в обоих пабликах творится черт знает что. Думала закрывать к хуям ТКХ, но времени нет даже на это. Бегаю по городу, договариваюсь с таксистами, вожу на экскурсии, незаметно отгоняю метлой обезьян, прошу всех официантов не класть в еду перца. Думаю, о том, что в общем-то все на свете хуйня. Главное, чтобы все живы, здоровы, а остальное хуй то с ним. Почти не боюсь лететь в Россию. Почти.
P.S.
Вчера приезжаю собираются на массаж.
— Тамара, я так решила. Один раз живем. Пока я в Таиланде, надо пойти сделать эротический массаж!
— ЧТО
— Ну эротический. Когда маслом мажут.
— ЧТО!
— Ну чтоб пахнуть вкусно
— Ароматический
— Да! Его.
— Может я лучше с тобой схожу, договорюсь А то они знаешь, чего попросишь, то и сделают
Одоната Ветер

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *