Расплата (18+)

 

Расплата (18,) Виктор Петрович Темников с трудом разлепил глаза и попробовал пошевелиться, но не вышло. С трудом выпрямив затекшую спину, он осмотрелся. Причина ограниченной подвижности

Виктор Петрович Темников с трудом разлепил глаза и попробовал пошевелиться, но не вышло. С трудом выпрямив затекшую спину, он осмотрелся. Причина ограниченной подвижности выяснилась сразу: Виктор Петрович сидел на офисном стуле из гнутых трубок, а его запястья и щиколотки были на совесть примотаны скотчем к дужкам. Последнее, что он помнил как садился в машину, намереваясь ехать домой после ужина с деловыми партнерами. Вроде он потянулся к рулевой колонке вставить ключ, а дальше только темнота. Немного саднил затылок, так что два и два мужчина сложил быстро: вырубили в машине сзади, привезли сюда и примотали к стулу. В девяностые он уже проходил подобное, потому можно особо не дергаться: сейчас какие-нибудь клоуны будут под угрозой убийства с членовредительством заниматься банальным вымогательством. Тут тоже пройденный этап: он согласится на все условия, а на передаче денег, или чего там эти уроды захотят, их повяжут или менты или его охрана, а после либо в за решетку, либо в лес. Дальнейшая судьба дебилов зависит от их поведения: если не сильно покалечат, то останутся живы. Может быть. Какое настроение будет. Виктор Петрович облегченно выдохнул и завертел по сторонам головой.
-Ну что, Витя, очухался — хриплым голосом поинтересовался кто-то из-за спины.
-Какой нахрен Витя! — грозно рыкнул Темников, — для тебя, петушары задроченного, Виктор Петрович!
-Как был быдлотой отмороженной, так и остался. Заматерел только, — вздохнул неизвестный мужик и предстал перед Темниковым.
«Задроченным петушарой» оказался коротко стриженный крепкий мужчина лет чуть за тридцать, под метр восемьдесят ростом. «Блядь, без маски, вот это уже хуево!» — подумал струхнувший Витя. И начал лихорадочно перебирать варианты, что и за что мог бы его захотеть мочкануть. Он еще раз осмотрелся. Ёпт! Он находился на открытой площадке недостроенной многоэтажки и вид отсюда был ему знаком: одна из его фирм кинула на строительстве жилого комплекса, где он нынче находился, кучу народу.
-Блядь, ты дольщик что ли — с некоторым облегчением обратился к незнакомцу Виктор, — так давай договоримся, с меня хата, моральный ущерб и расходимся краями!
-Копай глубже, Витя, — холодно произнес мужик, — Не помнишь меня
-С какого хуя я должен всяких обсосов помнить, — начал было быковать Темников, но сразу сдулся: положение для понтов было немного не то, а по натуре он был несколько ссыкловат.
-Облегчу задачу: 27 мая 1987 года.
-Восемьдесят седьмого… Ты ебнулся Мне пятнадцать лет тогда было!
-Вот именно. Вспоминай, какой грех за тобой числится с того времени.
-Да никакого! Я пацан был, на велике гонял, в футбол там… Ты чо, псих что ли
-В принципе я и не рассчитывал, что ты помнишь. С той поры ты столько дерьма натворил, на десяток конченых ублюдков хватит. Ладно, хер с тобой…
Мужик схватился за спинку стула, подтащил заверещавшего Витю к краю площадки, развернув того спиной. Темников глянул через плечо и похолодел: этаж эдак десятый.
-Ээээ, мужик, ты чего! Хорош, блядь! Скажи, что тебе надо, все сделаю! — голос сорвался на визг.
-Ничего мне от тебя не надо. В глаза тебе посмотреть хотел, — с этими словами незнакомец щелкнул клинком выкидного ножа, от чего Витя едва не напрудил в штаны и разрезал полоски скотча.
-И чего — осевшим голосом спросил Темников, не решаясь встать.
-И ничего. Вали нахрен.
-Ну ты внатуре больной, мужик. Тебе лечиться надо, — Виктор Петрович с трудом поднялся на предательски дрожащие ноги.
-Да, наверное, — неожиданно согласился мужик и протянул ему какой-то продолговатый предмет, — держи подарок.
-Это что
-Зонт. Раскрой его.
Темников щелкнул кнопкой, зонт раскрылся, а следом прямо в грудь ему впечаталась подошва ботинка незнакомца. Судорожно вцепившись в ручку зонта, мужчина вывалился за край площадки. Тонкие спицы купола мгновенно сломались, вывернув полотнище и Витя с отчаянным воплем полетел вниз.
Говорят, что перед смертью вся жизнь человека успевает пронестись перед его глазами. В последние ее мгновения Витя вспомнил 27 мая 1987 года.
Бездельничающие Витек с компанией придумали одну забавную штуку, оставалось только найти подходящий объект для ее осуществления. Обшаривая взглядом двор, один из пацанов ткнул пальцем в сторону газона возле подъезда. Там малой лет пяти выгуливал в траве пушистого дымчатого котенка. Витя подошел к мелкому, нагнулся и подхватил на руки мохнатый комок. Пацаненок насторожился.
-Твой — спросил подросток.
-Да, Кузя зовут, — промямлил мелкий, чуя подвох.
-Дай его нам на пять минут.
-Зачем
-Героя из твоего Кузи делать будем. Десантника!
-Не надо, — хныкнул малыш, — Отдай!
-Да не ссы, ничего ему не будет. Стой здесь и встречай. Погнали, пацаны!
Отпихнув собиравшегося зареветь мелкого, ватага ломанулась в подъезд. Выход на чердак заперт не был и Витек с командой вышли на крышу. Там из замызганного бинта соорудили сбрую для упирающегося котенка, оставив сверху петлю, в которую продели изогнутую ручку цветастого детского зонтика, найденного в мусорном баке двадцатью минутами ранее. Витя раскрыл купол и выбросил котенка за парапет. Зонтик выкинули не просто так: спицы были сломаны. Купол тут же вывернуло, стоило Витьку отпустить «десантника». Котенок камнем полетел вниз.
Зверек лежал на асфальте напротив дверей подъезда и судорожно вздрагивал, пытаясь втянуть воздух а из его рта лезла кровавая пена. Мальчик всхлипывал, поглаживая дымчатую шерстку и что-то бормотал. Окружившие его пацаны гигикали, толкали друг друга локтями и тыкали пальцем в сторону умирающего котенка.
-Боец погиб смертью храбрых, — хмыкнул Витя, — но надо добить, чтоб не мучился!
С этими словами парень опустил ботинок на голову животного и с хрустом впечатал подошву в асфальт. Котенок дернул лапами и затих.
-Ебать, у него глаз вылез, гля! — воскликнул кто-то, когда Витя убрал ногу.
Малыш с визгливым воплем кинулся на убийцу, размахивая кулачками, но получив оплеуху отлетел и плюхнулся на пятую точку.
-Будешь граблями махать, урою, гондон мелкий, — прошипел Витек и махнув рукой пацанам скомандовал, — валим нахер отсюда!
Виктор Петрович был еще жив. Он упал на кучу песка, сломав позвоночник и ребра о торчащий из нее обломок бетонного блока. Осколки костей проткнули легкое, кровавая пена стекала по подбородку. Незнакомец присел рядом на корточки.
-Вспомнил
-Дааа, ххх…
-Как ты тогда сказал Боец погиб смертью храбрых и надо добить
-Не нааа… ооо…
Мужчина встал и занес ногу над головой беспомощного Темникова. Тот дернулся, но тяжелый ботинок стремительно опустился на его лицо, выбив передние зубы и сломав нос. Следующий удар пришелся в раскрытый щербатый рот, соскользнувшая ребром подошва разорвала щеки и загнала осколки зубов в глотку. Незнакомец бил размеренно, выдавив Вите глаза и превратив его лицо в кровавое месиво. Последним ударом он с влажным хрустом сломал уже агонизирующему Виктору Петровичу кадык. Достал сигареты, дрожащими руками прикурил, вытер окровавленную подошву о пиджак Темникова, отвернулся и неторопливо побрел к выходу со стройки.
© doM

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *