СГОРАЯ ПО ЖИЗНИ

 

сгорая по жизни степан тушил пожары с детства. ему нравилось спасать людей. да и просто бороться с огнём. когда весной хулиганы поджигали траву, стёпа первый созывал пацанов. однажды они так

Степан тушил пожары с детства. Ему нравилось спасать людей. Да и просто бороться с огнём. Когда весной хулиганы поджигали траву, Стёпа первый созывал пацанов. Однажды они так даже спасли кошку.

— Стёпа, ты куда! — удивилась Рита посреди свидания в парке. Спутник отпустил её руку и отошёл в сторону, вглядываясь вдаль. Девушке нравилось встречаться с героем-пожарным, но его помешательство на работе сильно мешало развитию отношений.

— Стёпа!

— А — он повернул свой сосредоточенный взгляд на Риту и долго соображал, чего же от него хотят.

— Я здесь! — она попыталась вести себя как можно милее и помахала ладошкой.

Тогда Степан слегка разгладил складки на лбу и вздохнул:

— Прости, надо идти!

— Хорошо! Куда пойдём — изобразила непонимание Рита.

— Нет, Рит… — он взял обе её ладони и всмотрелся в глаза, — люблю тебя.

Его губы поползли к ней, но девушка сердито высвободилась от объятий и разглядела то, что минуту назад заметил Степан. На окраине парка, в нескольких километрах отсюда виднелись жилые многоэтажки. В одной из них пылало окно, пузыря смуглым дымом. Рита сжала хрупкие кулачки до белых костей:

— Ты работу любишь. Вот с ней и целуйся. Не звони мне больше… — обернулась, а Степана нет.

Он уже подбегал к машине. Мозг, привыкший мгновенно принимать решения, рассчитал, что так получится быстрее, чем бежать сквозь парк к горящему дому. Хотя Степан и не сомневался в собственных скорости и выносливости, но адекватно понимал, что 500 метров до машины он осилит за 1,5-2 минуты, а 4 километра через весь парк, где пруды, овраги, заборы… малоуспешная затея.

Степан закончил физмат и мог бы неплохо устроиться по профессии. Но ему нравилось спасать людей. А когда занимаешься тем, что нравится, то и жизнь кажется ненапрасной.

Он прыгнул в свою старую семёрку и повернул ключ зажигания. Машина ворчливо завелась и рванула с места, скрипнув рессорами. Расчёт оказался верен. Степан попал в зелёный коридор и пролетел все светофоры без остановок. Уже через две минуты парень выскочил у подножия горящего здания. Здесь начинали собираться зеваки.

— Пожарных вызвали! — крикнул толпе Степан. Несколько человек обернулись и оценивающе посмотрели на простого с виду парня лет 25. У него была лохматая голова, немного выцветшая футболка и тёртые джинсы. В спешке он натягивал куртку из какой-то плотной материи, напоминающую робу разнорабочего.

Всё же одна бабулька откликнулась:

— Вы-ы-ы-звали, милый! Чай, приедут минут через 10. Пока шланг размотат, лестницу устанавливат… квартирка-то и тю-тю!

— А внутри кто-то остался — Степан, наконец, справился с курткой, взглядом пробежал этажи: 8. И бросился к подъезду.

Бабка крикнула уже ему в спину:

— Да алкаш какой-то, небось, с сигаретой уснул!

Парень вбежал в подъезд и хлопнул по кнопке вызова. Лифт открылся сразу. Степан поднялся на 7 этаж, через две ступеньки взвинтился на 8. Дым змеился на площадку сквозь дверные щели погорелой квартиры и назойливо цеплялся за глаза.

Изнутри слышалось неясное бурчание. В квартире явно кто-то был! Парень наудачу попробовал просто отворить дверь. Не вышло. Тогда он полез в нагрудный карман неказистой куртки и вынул то, что так часто вызывало смех его друзей: фомку.

В голове парня пронеслась любимая шутка Димона: «Степан — парень не простой. У него есть секретное комбо: ломик в рукаве». Стоя в удушливом подъезде, Степан усмехнулся и принялся за работу.

Дверь была простая, даже не стальная. В квартире определённо жили небогатые люди. Степан просунул фомку в щель на уровне замка и поддел собачку. Дверь тут же щёлкнула и распахнулась. Вместе с ней из квартиры вывалился мужчина, шумно вбирая воздух. Он выглядел именно как алкаш, и парень присвистнул бабкиной проницательности. Стал тормошить спасённого:

— Мужик! Мужик! Есть ещё кто там

Мужик никак не мог откашляться и, тыкая пальцем в дымящий дверной проём, почти беззвучно шелестел губами: «С-с-с…с-с…»

— Есть там кто! Кивни!

— С-сонька где-то спряталась! — выдавил-таки алкаш сиплым басом. И тут же в подтверждение его словам из пасти двери донёсся надрывный вой, от которого у Степана побежали мурашки. Он достал бутылку с водой из чудо-куртки, сбрызнул рукав, заткнул им лицо и ввалился сквозь дым в квартиру. Слева быстро нашлась ручка двери в комнату. Степан щёлкнул и открыл. Оттуда повалило ещё больше дыма. Парень крикнул:

— Есть кто!

Что-то загромыхало, но ничего нельзя было разобрать. Степану показалось, что он заметил какое-то движение в сторону выхода. Повторно крикнул:

— Есть кто!

— Со-о-онька! — донеслось с лестничной площадки, — гер-р-ро-о-ой, вылазь! Больше никого! Котяру я сцапал!

— Котяру — медленно понимая, переспросил Степан и двинулся в сторону выхода, задев плечом старый шкаф. Дурацкая случайность. Шкаф качнулся и повалился на спасителя. Из-за дыма было ничего не разобрать. Заволакивало глаза.

Теряя сознание, Степан услышал пожарную сирену.

* * *

Рита ждала звонка Степана, хоть и просила не звонить. Он не звонил. Это и волновало, и злило девушку. Разумеется, она понимала значимость работы пожарного. Просто, ей хотелось больше внимания. Больше ласки. Больше встреч с разговорами ни о чём. Ведь в них и узнаёшь человека. Сейчас она всё больше приходила к мысли, что совсем не знает этого серьёзного парня, который только и делает, что сбегает от неё.

Степан не звонил. Уже три дня. И Рита поняла, что нужно идти дальше:

— Алло, Люда Привет! Давай сегодня в клуб

Ей не хотелось новых отношений. Хотелось забыться. Шумный и дымный клуб с липкими приставучими парнями казался отличным местом, где можно похоронить память о прошлом.

Здесь курили прямо на танцполе. Тут же бросали бычки и стаканчики из-под выпитого. Многоногая толпа быстро всё затаптывала в шумном веселье. Хруст пластика и стекла под ногами тонул в пьянке грохочущей музыки.

Двое щетинистых парней приблизились к подругам во время пляски. У одного из них была маленькая татуировка дракона за ухом. Он склонился над Ритиным ухом и попытался переорать мегаватты звука. Девушка разобрала что-то про изящность и волосы, но крикнула в ответ:

 

— Ничего не слы-ы-ышно!

— Я тебя угощу! — проорал дракон, энергично артикулируя лицом.

— Спасибо, не надо! — затрясла руками в танце Рита и, прикрыв глаза, закружилась сильнее.

Через минуту брутальный ухажёр вернулся с двумя бокалами Лонг-Айленда и сигаретой в зубах, которой пыхал, как дракон. Рите захотелось поделиться с подругой своим наблюдением. Обернувшись, она увидела Люду в жарких объятьях второго парня. Девушка хохотала и уворачивалась от настырных поцелуев. Её рыжие волосы горели пламенем в свете стробоскопа.

— Люда! — неожиданно громко вскрикнула Рита. Обнимающаяся парочка даже вздрогнула, а вместе с ними и дракон, расплескав коктейли и выронив сигарету.

Все втроём переглянулись и рассмеялись. У Риты откуда-то изнутри поползло необъяснимое чувство гадливости. Всё происходящее вдруг показалось неправильным и отталкивающим. Люда улыбнулась, взяв коктейль у дракона:

— Слушай, давай расслабимся, Рит. Живём один раз! — именно эта фраза потом вспомнилась Рите, когда среди ряда бледных тел она выхватила лицо своей подруги. И волосы. Они горели ещё до пожара. Но никто на этом танцполе пока не думал о смерти.

Дракон уже молча взял Риту за руку и привлёк к себе. Вторая его пятерня скользнула меж футболкой и джинсами. Огненные пальцы нащупали ямочки на пояснице девушки. Драконовы ноздри вздрогнули, вдыхая запах волос:

— Рас-с-слабьс-с-ся, — прошипел он в самое ухо.

— Отвали! — только и сумела выдавить Рита, чувствуя, что её сейчас стошнит. Она хлестнула по ошарашенным волосатым рукам и побежала сквозь пульсирующую толпу к туалету. Юркнула в коридор и… у самой двери её запястье сжала чья-то сильная хватка. Это был дракон, который бежал за ней и сейчас яростно хватал воздух прокуренными лёгкими:

— Эй, красавица! Пусти в кабинку погреться! — до этого едва уловимый акцент теперь сквозил буквально в каждой букве. В коридоре, как назло, больше никого не было. И… Риту стошнило. Она сумела удержать это во рту, надув щёки. Дракон отпрянул на миг в омерзении, а девушка скрылась, защёлкнув замок. Здесь она опустошилась в унитаз и заплаканно уставилась в зеркало. Ей повезло, что здесь были индивидуальные кабинки с раковиной. Можно держать длительную оборону.

Не прошло и полминуты, как в дверь нервно застучали:

— Открывай, сука! — послышался драконий рык, — или вышибу дверь!

Рита всхлипнула и полезла за мобильником, но сеть отсутствовала. Клуб находился в подвале. Горячий ухажёр атаковал дверь всё яростней, и девушка уже собралась завизжать в истерике, когда с той стороны донеслось:

— Ну и подыхай тут…

Удары музыкальных басов приглушились. Что-то объявили в микрофон, но в кабинке было не разобрать.

Рита решила выждать несколько минут, но вскоре через щель под дверью вполз дым. Девушка подскочила и, забыв о щетинистом драконе, щёлкнула замком и пробежала по коридору несколько шагов. Ей открылся танцпол, охваченный пламенем. По ту сторону волновалась сумятица. Люди толкались, крутя головами. Потолок медленно застилался дымом. Всё это мелькало в обманчивом свете стробоскопа.

К выходу пробраться было нельзя, мешало пламя. Видимо, очаг возгорания возник где-то рядом. Возможно, проводка или… дракон. «Нет, вряд ли, он поджёг весь клуб из-за меня…» — пронеслась ненужная мысль в голове девушки. Затем она вспомнила о том, чему её учил Стёпа. Вбежала обратно в кабинку, закрыла дверь, сняла с себя джинсовку и, намочив в раковине, плотно заткнула щель под дверью. Заозиралась, увидела решётку вытяжки под потолком. И тогда погас свет. В темноте звуки стали резче: холодный шум воды, приглушённый гомон толпы, частый стук сердца, шелест дыма по полу коридора…

В сумке звякнул мобильник эсэмэской. Рита судорожно отыскала трубку: «Сеть снова доступна». Первое, что ей пришло в голову, это позвать того, кто лучше всех мог помочь в эту минуту. Вызов: Стёпа. Мерзкие разнотонные гудки. Новая эсэмэска: «Сеть недоступна». Девушка захлопнула крышку унитаза и забралась на неё в надежде поймать сигнал. Набрала текст: «в клубе таком-то пожар я в туалете помоги стёпа!» И задрала руку к самому потолку.

На секунду индикатор сети показал одно деление, и текст улетел к получателю. Девушка всхлипнула от эмоций и стала мочить одежду и волосы. Несмотря на все предосторожности, в кабинку проникал дым.

Позже вспоминать эти мгновения густой темноты Рита будет с радостью. Как чёрный накал тени, который помогает нам лучше разглядеть светлую грань. Но тогда это мгновение показалось вечностью.

Звук эсэмэски разодрал путы отчаяния. Писал Стёпа: «Знаю. Едем».

Да. Степан ехал с парнями в визгливой пожарной машине, потому что не мог иначе. Ещё вчера он валялся в больнице с дымным удушьем, а сегодня вышел на смену.

— Вот тебе в постельке не отлёживается, — причитал Димон.

— Спасибо тебе, что в той алкашной квартирке не дал отлежаться, — отшучивался Степан. От удушливой смерти на восьмом этаже его, конечно, спасли ребята.

И теперь он ехал и отчего-то был уверен, что успеет спасти Её.

Рита лежала на мокром полу в сознании, когда из-за двери донеслись новые звуки. Она попыталась подняться, но голова закружилась, в лоб ударила резкая боль.

Дверь открылась в следующую секунду. В кабинку ворвался свет фонаря. Затуманенный Стёпин голос произнёс:

— Рита, это я!

Дальше: темнота.

* * *

Мокрая Рита сидела в полицейской машине. Издалека наблюдала, как выносят людей из ещё дымящегося клуба. Девушка уже рассказала про подругу, и вскоре её пригласили на опознание.

На земле лежали недвижные тела, покрытые простынями. Неразговорчивый человек обнажал мёртвые лица, пока не мелькнули рыжие волосы. Девушка сказала: «Да, это Людмила…»

Слёзы подступили, но никак не хотели пролиться. Тогда Рита почувствовала на плечах сильные руки. Стёпин голос сказал:

— Я здесь.

И покатились слёзы. Рита обняла его и больше не хотела отпускать. Она уткнулась в грубую негорючую куртку и проревела:

— Я люблю тебя!

— И я тебя люблю, — ответил Стёпа и вздохнул, — но мне нужно идти. Тебя отвезут домой полицейские.

Он сжал её чуть сильнее на прощание и отправился бороться с огнём.

© Сгинь

сгорая по жизни степан тушил пожары с детства. ему нравилось спасать людей. да и просто бороться с огнём. когда весной хулиганы поджигали траву, стёпа первый созывал пацанов. однажды они так

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *