Любите ли вы страшные сказки на ночь

 

любите ли вы страшные сказки на ночь взрослым мальчикам, которые боятся темноты. - спи давай, - требовательно и настойчиво. - а ты мне расскажи сказку, - не менее настойчиво.. - какую еще

Взрослым мальчикам, которые боятся темноты.

— Спи давай, — требовательно и настойчиво.
— А ты мне расскажи сказку, — не менее настойчиво..
— Какую еще сказку, блин Мне завтра вставать с рассветом, — возмущенно, но с ноткой обреченности, потому что ясно — сказка будет.
— Мне страшную только. А то ты мне про Черный Плащ в прошлый раз какую-то пургу прогнал, — деловито.

Я чешу за ухом — склад страшных сказок опустел, когда ребенку было четыре года. Жена застукала как-то меня за повествованием про Красный Гроб в Черной Комнате.
Закончить триллер дала, но потом, в спальне, округлила глаза:
— Ты что, обалдел, что ли Ему же кошмары будут сниться.
— Нифига, — возражал я, — Спит, как убитый.

Марина посопротивлялась для порядка, но в наши мужские разговоры больше не вмешивалась.
— Ну и чем тебя пугать, сын
— А помнишь, в прошлый раз ты мне рассказывал про Черного Волшебника, который мог ходить по чужим снам и красть у детей детство
— И
— А у него были дети
— Не было. Иначе зачем бы ему шастать по чужим ребенкам Ладно, слушай тогда про Садовника.
— Ага, — мелкий повозился, устраиваясь поудобнее, взбивая из постели нечто вроде гнезда, из которого торчали только белобрысые вихры макушки.

— Давным-давно, в далекой стране жил Великий Садовник, который выращивал Мечты. Это были очень красивые Мечты, и стоили они баснословно дорого. Нет, не так… Их невозможно было купить за деньги. А только обменять на дорогие твоему сердцу чувства или воспоминания.
— А эти Мечты исполнялись
— Конечно. Иначе зачем бы их нужно было покупать
— Я бы купил Мечту с вертолетом, — сын задумчиво грыз большой палец, пришлось ему аккуратно шлепнуть по ладони.
— Зачем тебе вертолет-то
— Я бы в школу на нем летал.
— Тебе еще год до школы.
— А он бы пока на крыше постоял.

Я вздохнул и продолжал:
— Одному маленькому мальчику очень хотелось летать в школу на вертолете, чтобы весь класс ему завидовал до посинения. Он отправился к Садовнику.
— Пешком — любопытно спросил мелкий.
— Непременно пешком. Садовник требовал, чтобы к нему приходили по дороге из красного битого кирпича, по краям которой сидели страшные трехголовые псы и росла плотоядная крапива…
— Что такое плотоядная
— Мальчиками питается…
— Аааа, — почти успокоенно, — А я ее ножницами срежу, я в дорогу ножницы возьму.
— Ну вот, этот мальчик шел целый месяц по этой дороге, чтобы получить свою Мечту. На руки, так сказать. И наконец-то он пришел к Садовнику и прокричал ему ритуальную просьбу.

— Какую — очень любопытно.
— Великий Садовник, подари мне мою Мечту, — я сделал паузу, посмотрев в блестящие гляделки мелкого, в которых сна не было ни на грош.

 

— А надо сказать, что Садовник этот был довольно страшным малым — горбатым, одноруким, с серпом вместо пальцев, а вместо глаз у него были пронзительные красные фонари. И этими фонарями он светил прямо в душу, проверяя — насколько сильно просящий хочет получить свою Мечту.
— Я очень, очень хочу! — сын дрыгнул под одеялом ногой.

— Так вот, — продолжал я зловещим шепотом, — Великий Садовник навел фонари в душу маленького мальчика и сказал <Подарить не могу. А вот продать – запросто. Получишь свою Мечту, если забудешь свой родной дом>. … И мальчик согласился.

Мелкий под одеялом затих и, кажется, даже не дышал.
— Мальчик получил свой вертолет и улетел в другой город. Он забыл своих папу и маму, а также бабушку, кота Персика и маленьких сестричек-двойняшек.
Но у него был свой новенький вертолет, на котором он летал в школу, а потом в институт и на работу. Мальчик женился и завел своих детей и кота. А про свое прошлое больше не вспоминал. А в конце его жизни… когда он стал совсем старенький… однажды ночью…, — я делаю стратегическую паузу.
Малой высовывает нос из-под одеяла и сообщает: — Пап, мне уже страшно.

— Однажды ночью в спальню к состарившемуся мальчику приходит Садовник, — продолжаю я и понижаю голос. – Он приносит мальчику память, которую тот у него когда-то выменял на Мечту. Мальчик вспоминает свое прошлое и умирает… В момент, когда его душа расправляет крылья для последнего полета, Садовник ловит ее своим садовым сачком, серпом аккуратно отрезает крылья и кладет в свой необъятный карман.
Чтобы душа превратилась в семечко, из которого он вырастит Мечту для следующего счастливчика. Или безумца, кому как виднее.

— Пап, я больше не хочу вертолет. – сонно бормочет сын и поворачивается на другой бок.
— Спи, мой мальчик.
Я гашу лампу-ночник, но мелкий вздыхает:
— Не надо выключать.
И я ухожу, оставляя свет.

© паласатое

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *