Разговор в лесу

 

разговор в лесу жалок тот, в ком совесть не чиста. © а.с. пушкин пахло мокрой листвой и почвой, тем неповторимым ароматом глубокой осени. лужа в паре метров от моей головы уже затянулась льдом.

Жалок тот, в ком совесть не чиста. © А.С. Пушкин

Пахло мокрой листвой и почвой, тем неповторимым ароматом глубокой осени. Лужа в паре метров от моей головы уже затянулась льдом. Странно, ведь полчаса назад по глади воды бежали волны. Мини-волны в мини-море.
Я усмехнулся. Надо же, сколько я провел времени в лесу, степях, будучи на охоте, рыбалке, ни разу не видел, как затягивается льдом лужа.
Кончик желтого с прожилками листа замер у края лужи, закованный толщей льда. Да, для листа-кораблика тонкое стекло льда было толщей.
Я повернул голову и посмотрел ввысь.
Серые, рваные облака неслись куда-то далеко. Туда где еще тепло и сухо. Но с их приходом там будет тоже сыро и холодно — злорадно подумал я.
Мне-то крышка, это точно.
Я пошарил рукой в районе бедра.
Через отяжелевшую от крови повязку больше не сочилась кровь — единственное на данный момент мое богатство.
Я вытащил мобильник из кармана и, покрутив в руке, попробовал включить. Но сдохшая батарейка в такой важный момент не смогла выжать из себя, ни капли энергии, на плоском куске пластика не засветились даже кнопки.
— Иди ты к черту! — Разозлившись, закричал я и швырнул телефон подальше от себя.
Упрямый бесполезный кусок пластмассы приземлился в шаге от меня.
Я понял — сил у меня теперь уже почти нет.
В рюкзаке, оставленном еще сутки назад, был шоколад. Но что теперь жалеть о том, что недоступно
Я кивнул сам себе головой.
— Верно. Двигаться не стоит. Лежу и не отсвечиваю.
Из зарослей кустарника, почти спокойно вышла лиса и села напротив меня. Внимательно и сосредоточено она смотрела на мое лицо и бедро, замотанные тряпками.
— Такие вот дела, Лиса Патрикеевна. — Прохрипел я, вспомнив сказочное «отчество» всех лис. — Михайло Потапыч. решил мной откушать.
Я горько рассмеялся, готовый расплакаться.
— Только, не учел старый, что у меня нож был и винтовка.
Лиса, поскребла задней лапой за ухом и, поднявшись, потрусила прочь.
Мне стало страшно. Я боялся остаться один на один со своей судьбой.
— Погоди! Патрикеевна! Стой ты!
Лиса остановилась и, обернувшись, вздохнула грустно.
Я понял — она не останется. И точно, лиса отвернувшись и понюхав воздух, нырнула в кустарник, скрывшись с глаз.
Я с трудом поднял левую руку и посмотрел на циферблат часов. Оказывается я пролежал здесь всю ночь. Значит, был без сознания, раз я не помнил, как стемнело.
Голова кружилась. Очень хотелось есть.
Карта осталась вместе с ружьем и рюкзаком на месте последней стоянки. Там же остался компас.
Я мысленно выругался.
Куда теперь ползти
Нога, согнутая в колене с таким трудом, соскользнула каблуком по мокрой листве.
Шансов встать или ползти — никаких.
Я вздохнул, понимая, что если не произойдет чуда — я труп.
Боковым зрением, среди серых стволов деревьев я уловил движение.
— Эй! Эй, я здесь! — Из горла вместо крика, выскочило какой-то клекот.
Прямо передо мной возник высокий человек, в старых джинсах, стоптанных ботинках и куртке-Аляске.
— Привет. — Он сел на пожухлую листву рядом.
— Помоги мне. — Я попробовал до него дотронуться рукой.
Но незнакомец отодвинулся, и мои скрюченные от холода и слабости пальцы соскребли лишь пожухлую листву.
— Нет, старичок. — Незнакомец, достал сигареты из внутреннего кармана куртки и закурил. — Давай договоримся сразу. Во-первых, я тебе не помощник, а во-вторых, все, что я тебе скажу, ты выслушаешь. Ок
— Пошел отсюда!
Мне было жаль себя, умирающего посреди леса, от кровопотери и я был зол на равнодушного чужака.
— Вот уж хрен. — Он показал мне «фигу». — Значит так. Помнишь, в пятом классе ты избил соседа по парте за его съеденный пирожок Ключевые слова «его пирожок». Не твой, ни чей-то, а пирожок парень купил сам и съел его сам, а ты, разбив ему очки, стеклом порезал веко Помнишь
Мне вдруг стало страшно. Об этом случае я пытался забыть раз и навсегда.
— Так вот, старичок, Коля Сомов на данный момент ослеп на один глаз. Догадайся из-за кого Из-за тебя! Мразь вонючая!
Он замахнулся на меня, но не ударил. Внезапно успокоившись, он аккуратно поднял упавшую сигарету и, затянувшись, продолжил:
— А Ленку-тарзанку помнишь
Перед моими глазами всплыл образ отнюдь не хрупкой, а рослой и крепкой девушки, соблазненной мной на первом курсе института.
— Ага, ага. — Закивал головой незнакомец. — Вспомнил, сучок. Так вот. Она ведь аборт от тебя, козла, сделала. Теперь бесплодна как смоковница. Пьет. Плачет и проклинает тот вечер.
Мое тело сковала судорога. Страшно тянуло ноги, скрючивая пальцы. Я взвыл от боли и страха.
— Видишь, мразь, как тебе чужие слезы отливаются. — Почти радостно проговорил незнакомец. — А хочешь еще историю Например, как ты обманул друга и не вернул ему денег Или как ты прошел мимо старика, который потом умер А может тебе роман написать — Он радостно засмеялся. — Я даже шикарное название придумал — «Мои интриги и убийства на рабочем месте».
Судорога отпустила, но мышцы теперь терзала тупая боль.
— Я никого не убивал! — Сквозь зубы процедил я.
Незнакомец картинно всплеснул руками и прижал их своей груди:
— Правда Да ты шо! — Его глаза вдруг зло сузились, он уперся в свои колени и навис над моим лицом. — А как ты думаешь, сука, почему ты тут дохнешь в собственном дерьме А — Он откинулся назад и рассмеялся во все горло. — Знай, мразь, за все надо платить!
Я вдруг обрел силы противостоять:
— А ты кто такой Совесть
— Я это ты! — Незнакомец проворно лег рядом со мной на бок.
Положив руку себе под голову, провел пальцами свободной руки по моему изуродованному лицу и жарко зашептал в мое ухо.
— Когда близится момент Истины, каждый, заметь, КАЖДЫЙ, встречает свое истинное «Я». Такое, каким он был на самом деле. В твоем случае — говно высшей пробы! Хотя бывает и иначе, но это не твой случай, так что забудь.
— Если ты это я, то если умру, то умрешь и ты. — Схватился я за спасительную мысль.
Незнакомец, резко сел и почесал голову всей пятерней.
«Боже, как я себя ненавижу за эту дурацкую привычку!»
— Наверное, ты прав, но это не повод тебе помогать.
Мы, молча, смотрели друг на друга пару минут, и я первым не выдержал и нарушил молчание:
— Ты так и будешь смотреть на меня
Незнакомец, ковырнул в носу с равнодушным видом и, размазав соплю по рукаву моей куртки, усмехнулся:
— А ты надеялся уйти тихо-мирно под звуки природы Хрена лысого тебе, а не тишина.
Мы вновь замолчали.
Где-то далеко прозвучал выстрел. Я встрепенулся, но незнакомец придавил мою грудь рукой.
— Орать не стоит.
Я взорвался.
— Да пошел ты! Мудак! Сказки мне тут рассказываешь! Убери руки от меня, чушка! А то….
Незнакомец криво усмехнулся:
— А то что Ты меня кинешь на бабки Лишишь зрения Или пройдешь мимо, когда у меня случится инфаркт А
Он вдруг резко наклонился к моему лицу и начал орать как сумасшедший, брызжа слюной:
— Сука! Ты — сука! Я был хорошим! Я мог стать талантливым художником! А ты, мразь, со своим алкоголем все мозги свои засрал! Ты превратил меня в говно! Я жить хочу как человек, а вместо этого бухаю как черт и уничтожаю все вокруг! Сука!! Ты! Виноват в том, что я стал подлецом! Ты!!
Он замолчал и заплакал. Тихо заскулил, по-детски размазывая слезы по щекам.
— Это все ты. Я же добрым был, хорошим.
Я почувствовал, как по моему лицу потекли слезы, против воли.
— Дай мне шанс. — Смог я прошептать. — Я исправлюсь. Обещаю.
Он отнял руки от лица и внимательно посмотрел на меня.
Поднялся на ноги и, вытерев лицо рукавом куртки, сказал:
— Хорошо. Будет тебе шанс. — Он повернулся, собираясь уйти. — Только учти, если обманешь, подохнешь в зловонной луже, всеми презираемый и брошенный, это Я тебе обещаю. Согласен
— Согласен.
— До встречи. — Его куртка мелькнула пару раз среди деревьев и пропала.

Спустя двадцать пять лет.

 

В студии был полумрак. За окном свирепствовала зима, с остервенением швыряя пригоршни снега в стекла.
— Творческий кризис. — Сказал я вслух и прижался лбом к стелу.
— Что — Переспросила жена, сидевшая в кресле, около мольберта.
Повернувшись, я посмотрел на нее.
— Не знаю, что мне писать.
Она усмехнулась:
— Давай сходим куда-нибудь, развеешься.

В холле кинотеатра было шумно. Большое количество людей смеялись, разговаривали.
Хлопал попкорн в стойках, лилась водопадом «Кока-Кола» в стаканы, хрустели пакеты с орешками и чипсами.
— Простите, вы смотрели эту картину Стоит ли на нее идти — Кто-то спросил меня и тронул за рукав.
Я обернулся. С меня ростом, гладко выбритый представительный мужчина, в строгом костюме, держащий под ручку эффектную блондинку.
— Извините, не смотрел. Сказать ни чего не могу. — Я вежливо улыбнулся и отвернулся от пары.
— Ты сдержал слово, данное в лесу. — Сказал тот же голос.
— Извините — Я повернулся к мужчине.
Незнакомец широко улыбнулся, меня же словно кипятком обдало:
— Это все В том смысле, что все кончено — Мой голос предательски задрожал.
— Нет, старик. Просто решил все же напомнить тебе о себе. Так. — Он покрутил пальцами в воздухе. — На всякий случай.

© БеSпалева

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *