Я люблю тебя, как небо

 

Старый мужчина шел по аллее парка. Все еще яркие глаза его смотрели скользяще по сторонам, а когда взгляд опускался вниз, их выражение становилось мягким, даже умильным. Девочка лет пяти держалась за руку и послушно семенила рядом с его медленным, хромающим шагом.
Дедушка, а ты знаешь, что звездочки это такие дырочки в небе, через которые на нас смотрят ангелы
Да, Настенька, улыбнулся дед.
Девочка нахмурила лоб, что-то обдумывая. Вырвала руку, забежала вперед и серьезно спросила:
Деда, а свиньи кашляют
Ну, может, когда простудятся
Да, конечно! Надо на зиму побольше варенья малинового сделать!
Он глубоко вздохнул запахом сирени, нарциссов и тюльпанов. Вынул из кармана платок и быстро промокнул глаза они немного болели и слезились. Настя сорвала крохотную незабудку, протянула радостно:
Дедушка, это тебе!
Спасибо, он улыбнулся и положил нежное сокровище поглубже в карман. Внучка обладала удивительной памятью и всегда интересовалась, хранит ли дедушка ее сокровища. Сохранит, дома в блюдечко с водой опустит
Дедушка, а война это как
Это плохо, Настенька.
А как
Это когда одни люди думают, что другие им мешают. Решают, жить им или нет. И делают друг другу больно.
Нет, деда, я не хочу войны, у меня и так уже вон сколько вавок. Настя хмурится и показывает синяк на коленке и царапины на локтях.
Дедушка, дедушка, я на площадку! бежит к ярким качелям. Вскарабкивается ловко и начинает самозабвенно раскачиваться. Дедушка, смотри, как я могу! И раскачивается все выше и выше. А дедушка только дохромал и встал рядом.
Что ты так медленно, дед кричит с летящей высоты.
Ноги болят у деда, старый, морщится тот от сильной боли в суставах.
Ну, я тогда потише кататься буду, обещает Настенька.
И вправду, качели двигаются туда-обратно тихо, задумчиво, долго.
Ну, пошли!
Соскакивает неожиданно, берет деда за руку, и они идут дальше.
Дедушка, а мы все умрем, да
Да, Настенька.
А потом что
Потом будет другая жизнь.
А мы там будем человеки
Это как природа распорядится. Жизнь дает природа. Каждое зернышко, упавшее в землю, превращается в колосок, травку, они в хлеб, бумагу, ткань. Хлеб дает человеку силы, на бумаге пишутся стихи, из ткани делают одежду. И так всегда, все время. Одно превращается в другое. Бесконечно.
Всю жизнь
Да!
А я в кого превращусь Может, в котенка
Как природа решит, может, и в котенка. Она мудрая.
Задумалась. Вздохнула. Потом встрепенулась.
Дедушка, я вот пробую, пробую летать. Смотри!
Девочка подбегает к цветочной тумбе, вкарабкивается, расставляет руки и, полуприседая, считает: «Раз, два»
Звонко выкрикнула: «Три!», спрыгнула и побежала по дороге, изо всех сил размахивая руками. Где-то далеко-далеко останавливается и радостно кричит: «Пока не получается!»
Дедушка опять торопится, спешит к своей маленькой птичке, преодолевая хромоту и боль. «Деда, стой!» шепчет та, маленькими шажками подкрадываясь к стайке воробьев. Держит ладошку ковшиком, как мух ловят. Шепчет: «Я, деда, сейчас воробья поймаю, попрошу у него перышки, приклею их на спину и буду летать!» Она делает быстрый бросок в сторону птиц, те вспархивают дружной стайкой и улетают метров на десять вперед.
Не хотят, огорчается девочка, но тут же отвлекается на ползущего вдоль дороги жука-пожарника.
Деда, а ведь весна опять шепчет она, присев на корточки и палочкой пытаясь зацепить насекомое.
Весна, Настенька, весна.
И я вот знаю. Божью коровку видела, муравья видела, жука-рогача видела, бабочку видела, жука-пожарника видела значит, весна!
Пожарник заползает на палочку. Настенька осторожно поднимает его и переносит в траву. Бросает палочку, бежит вприпрыжку впереди деда, поет: «Корова, корова, дай мне свои рога, я их немножко поношу и отдам тебе их обратно!» Дедушке идти совсем тяжело. Он высмотрел свободную скамейку, дохромал к ней и с наслаждением опустился на сиденье. Даже глаза прикрыл, чувствуя, как расслабляются напряженные мышцы, как солнышко ласково греет лицо.
А Настенька, не меняя темпа, поскакала вокруг скамейки, гоняясь за солнечным зайчиком. Дедушка приоткрыл глаза. А, вот откуда тот неподалеку стоял мальчик с велосипедом и говорил с приятелем, вертя руль, а солнце прыгало возле их скамейки, отражаясь в зеркальце. Мимо прошел дворник, выискивая приземлившийся на аллею мусор. В руках у него была палка, на которую он ловко накалывал улетавшие фантики и бумажки. Настенька завороженно смотрела на его движения.
Настенька, позвал дед.
Что, деда с готовностью откликнулась, подошла, уткнулась локтями в его коленки, смотрит выжидающе. На верхней губе капельки пота. Карие глазки ясные и смешливые. Волосики из хитро заплетенной косички растрепались, рассыпались.
А ты бы хотела быть дворником
Неожиданно задумалась. Шумно сопит, шевелит отчего-то пальчиками.
Нет, деда, не хочу. Придется весь мир убирать!
И тут же сорвалась и опять побежала стайка воробьев вернулась. А у дедушки отчего-то слезы на глазах. Нет, не от ветра или солнца. Такое внутреннее, непередаваемое, секундное пронзительное счастье. На грани боли. Горло перехватило. Прорвалось коротким всхлипом. Мелкой прозрачной слезинкой. Заслепило глаза. Потерял очертания парк. И воробьи шумно взметнулись в воздух. А Настенька вернулась к деду, лицо счастливое, взволнованное. В кулачке зажато что-то. «Деда, смотри! и осторожно открывает ладошку, а там лежит маленькая блестящая звездочка. Деда, пошли скорее, купим воздушный шарик, прикрепим к нему звездочку и отпустим в небо. У меня там друг живет, ангел, он будет рад получить звездочку! Пошли, деда!» «Сейчас, сейчас, дедушка отдохнет еще минутку, и пойдем».
Настенька поднимает глаза от звездочки, внимательно смотрит ему в лицо. Потом садится рядом, берет его ладонь, вкладывает в нее звездочку и прижимает чуть вздрагивающую, усталую, в мелких коричневых пятнах руку к свой щеке. Шепчет, чуть раскачиваясь, будто убаюкивая эту руку:
Дедушка, я люблю тебя. Знаешь как Вот как небо…
©Молчанова Татьяна

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *