Каждый год 9 мая в Баку мы ездили к тете Мусе и дядю Мише.

 

Тетя Муся, папина тетя, ушла на фронт студенткой медицинского. Болтушка-хохотушка, кудри по плечам, глаза с поволокой. На фронте тетя Муся и повстречала дядю Мишу, крепкого рязанского парня с курносым носом. Точнее, он ее повстречал.
Рассказывал потом — гляжу, стоит такая краля. Талия рюмочкой, волосы волной. Ложииииииись, кричу, все упали — а эта дурища стоит! Ложииииииись, ору — а она мне в слезах — у меня юбка новая, не могу! Ну думаю, все, обалдела девка со страху. Сбил ее с ног, с юбкой ейной.
Так и познакомились.
Муся и Миша вместе прошли всю войну. До Берлина. А потом вернулись в Баку. Муся не могла без Баку. А Миша не мог без Муси. Там они и остались — армянская девушка Муся и рязанский парень Миша.
Каждый год 9 мая мама пекла торт, папа покупал цветы, и мы ехали на другой конец города.
К дядя Мише и тете Мусе.
Для них это был самый важный, самый счастливый, самый горький, самый дорогой на свете праздник.
Тети Муси и дяди Миши давно нет.
А праздник есть.
И будет.
Svetlana Bagiyan

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *