Кибенематография

 

Кибенематография Ну, Слава Богу, хоть одно нормальное кино посмотрела. Прям бальзам на душу, и будто божэнька босиком по сердцу прошёл. А всё потому что Фёдорсергеич Бондарчук, гений, кино про

Ну, Слава Богу, хоть одно нормальное кино посмотрела.
Прям бальзам на душу, и будто божэнька босиком по сердцу прошёл. А всё потому что Фёдорсергеич Бондарчук, гений, кино про российский автопром снял, когда ещё фильмов цветных даже не придумали. А он придумал. Фильм-предупреждение. Так и назвал «Берегись автомобиля». Кино про машины и недоёб, конечно, тоже, потому что только в нём и драматургия, и нерв и радость узнавания, а не вот это вот всё говно феерическое, в Голивудах ихних сраных попкорном сверху присыпанное.
Ну там драматургии всякой до хуя, конечно. В смысле, много. И крупнячки есть и всё, как положено. И мораль в конце, и луч надежды в глазах главного героя страхового агента Юрия Деточкина. Он к лобовому стеклу у троллейбуса еблом прижался, несмотря на название, шляпу с лысой башки стянул и смотрит… НА НЕЁ.
— Люба, я вернулся! А Фёдорсергеич нам одни только глаза крупнячком «ХУЯК!», а в них тоска, а в них глубина… и вечное стремление к светлым социалистическим идеалам. Вот, это я понимаю, драматургия, блять, а не вот это вот всё. И только дворники по стеклу заплаканнному «Шмырк-шмырк»… «Шмырк-шмырк»…
Он сквозь дождь на Любу на свою смотрит, а она ему холодно так в микрофон:
— Вход в троллейбус с другой стороны, Юрий Иваныч, — и вздохнула глубоко и многозначительно. И слезу набежавшую уголком от косыночки своей промокнула.
Ну ты понял!! С ДРУГОЙ СТОРОНЫ ВХОД В ТРОЛЛЕЙБУС у неё!
Видал, какой недоёб! Бедная баба. Уже не знает, как намекнуть, потому что. Уже по громкой связи на весь троллейбус ему орать начала, Деточкину этому. А всё потому что у всех жёсткие моральные скрепы и светлые соцреалистические идеалы. И никакого блядства ни в стране, ни в мыслях!
Ну там как…
Интернета нет, канал ТНТ ещё не настроили в телевизорах, Дом-2 не показывают, и лица поэтому у всех светлые и безмятежные. По вечерам все, как один, в 21:00 программу «Время» смотрят, а после неё какое-нибудь кино про милицию, страховые взносы или передачу про недосказанность в искусстве. Или фигурное катание.
О насущном, в общем-то. Ну, и дисциплина опять же.
А Подберёзовиков там следователь и поэтому все время в шляпе, на глаза надвинет и пиздует на работу. И ебло у него под шляпой всегда недовольное и задумчивое от недоёбу. И вот с таким еблом расследует он там всякие преступления и следит, чтобы слова неприличные никто гвоздями на машинах не писал, потому что сам иногда пишет в свободное от работы время, ради своего безобидного хобби и развлечения. Да потому что расследовать-то ему толком и нечего! Нет преступлений в социалистическом обществе, пронизанном идеями добра и гуманизма, так, пиздят слегка по мелочи после программы «Время». Да и пиздить-то там тоже особо нечего, потому что нихера ни у кого нет, а если и есть, то у всех всё одинаковое, чтоб друг другу не завидовали. Нахуя! А то сначала завидуют, а потом, глядишь, и переебутся все чего доброго! А так официально ни интернета, ни секса и поэтому все сразу женятся, чтобы на машину и стенку югославскую начать вместе деньги с зарплаты откладывать, а потом в трусах спят, и про секс никто даже и не вспоминает. А вместо ебли там все или бухают или играют в народном театре тоже от недоёбу. Ну, хуйнёй какой-то занимаются, типа шахматной секции, одним словом, для общего развития… Но даже в нашем народном кружке драматургии больше, блять, чем во всём ихнем Голливуде сраном! А всё Магия Культуры, потому что и народный артист на народном артисте, куда-то не плюнь, тоже в народного артиста слюной попадёшь.
А товарищ Дынин им так на репетиции и сказал:
— Качество игры в народном театре ВЫГОДНО отличается от того же самого в профессиональных коллективах, потому что мы все с вами, товарищи, хуярим на ГОЛОМ, понимаешь, ЭНТУЗИАЗМЕ, а ОНИ там выпендриваются за зарплату. У нас и драматургия от недоёбу, и вся искренность, И НЕРВ, и ётакое.
Ну, вот.
А Подберёзовиков этот однажды и говорит Юрию Деточкину, пока они Гамлета там после работы репетировали:
— Пиздец.
Деточкин ему так участливо:
— Что такое и шпагой его в живот «пуньк»!
— Да пиздец, преступность на нуле, никто не ворует, как зарплату отрабатывать вообще не понимаю! — и шпагой ему перед носом «вжух-вжух»…
— Так давай я тебе помогу! Сначала я тебе, а потом ты мне. Взаимовыручка, ёпта! А вместе делаем общее дело. Ну и не так скучно жить в обществе, пронизанном социалистической моралью, — «пуньк, пуньк»…
— Давай! А как — «Вжух! Вжух! Вжух!»
— Ну, ты машины преступников и взяточников помечай, слово неприличное там гвоздиком на них царапай, а я угонять их буду. А деньги на доброе дело. В детский дом или ещё куда… Мы ж не жулики какие! Мы государству помочь хотим. А взяточников я тебе всех прям списком сдам! Я ж по ихним домам хожу по долгу службы! Они за имущество своё беспокоятся и страхуют его поэтому. А к честным людям я не хожу, потому что у них нихера нет, они и не беспокоятся.
Ну, Подберёзовиков обрадовался и такой:
— Блять, ты Гений! Прям, как Федорсергеич наш Бондарчук. Ну, и как Шевцова, конечно, тоже.
— Чью машину сперва угоним, Шеф — «Пуньк-пуньк-пуньк»!
— Да есть тут один Стелькин… — «Вжжжжжжжух»!
— Ой, бля! Боооольно…
Ну, вот. Вся херабора там из-за этого Стелькина и случилась, в общем-то. Подберёзовиков уже все машины во дворе гвоздём расцарапал, все слова плохие, которые вспомнить смог, написал, а это всё чужие, не Стелькинские «Волги», блять. А Деточкин увлёкся идеями справедливости, проявил инициативу и начал все подряд тачки из дворов и гаражей пиздить без разбора. Подберёзовиков смотрит: машины пошли какие-то левые, гвоздиком не меченые, шляпу на затылок сдвинул и сказал так задумчиво:
— Чувствую, прям, руку профессионала в хлопчато-бумажных перчатках фабрики номер восемь, блять… Но! Не Федька «Золотой зуб». Этот Шекспира читает и сигареты «Друг» курит прям вместе с собакой на этикетке… Мнда… Пора применять учение Станиславского о сверЬхзадаче.
На этом моменте у Фёдорсергеича камера из рук выпала и прям на ногу Юрию Деточкину всем своим весом пизданулась. Пришлось импровизировать и в срочном порядке сцену с капканом на ходу снимать. А он и снял, Бох и Бондарчук.
Ночь. Темнота, как у Негра в жопе. Машина, и наш напильником хуярит, и снова ТОЛЬКО ГЛАЗА «хуяк» во весь экран. И пиздец. Потому что Гений. Все Гении. Гений на Гении потому что. Один снимает, другой напильником в темноте наощупь шкрябает. И драматургия поэтому такая невъебенная и соразмерная масштабу Гения Фёдорсергеича нашего Бондарчука.
Вот так вот.
А потом Подберёзовиков его поймал. Деточкина, а не Бондарчука, разумеется.
— Что ж ты, — говорит, — Юрий ИВАНЫЧ, самодеятельностью начал в жизни заниматься А! Мало тебе театра народного что ли с его нервом драматургии! Или мало я тебя шпагой на репетициях пунькал! Чо молчишь-то, СУДАРЬ, блять Я тебе «хуй» гвоздём нацарапал на последних четырёх машинах
— Нет… (чуть слышно)
— Ну, а хули тогда!
— Так воруют же…
— Да ну тя в пизду, Деточкин!
И прям сразу после выступления в тюрьму его отвёз. То же мне Друг называется. Собака он на этикетке, а не Друг. Друг, который обосрался вдруг. Как всегда, впрочем и бывает. Как воровать, так «давай вместе», а как отвечать, так «я ж милиционер, блять!!!» Подберёзовиков сраный и Блядский Мухтар.
Не, ну там на суде выступил, конечно.
— Товарищи судьи, — говорит, — ОН хороший человек! Он не со зла. Пожалейте его Это у него от недоёбу всё.
Защитник хренов. Станиславский в шляпе, блять.
Ну, а потом дождь, ебло, троллейбус и Люба с микрофоном.
И нихуя.
Двери перед носом «еблыщ»…
А ты говоришь, Драматургия.
ВХОД В ТРОЛЛЕЙБУС С ДРУГОЙ СТОРОНЫ,
Tina Shevtsova

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *