Федюнин Иннокентий Сергеевич (к

ю.н.) позвонил мне, чтобы поделиться впечатлением о пятой серии сериала. Имён героев ни он, ни я не помним. Поэтому используем для идентификации героев исключительно прилагательные, перебиваем, переспрашиваем. Главный вопрос, что там замкнуло у этой…ну той… белобрысой с нормальной всё же жопой.
Иннокентий Сергеевич решительно не понимает причин.
Так как я по стечению ряда тяжёлых обстоятельств окружен исключительно блондинками, то для Кеши я эксперт по любому головному нездоровью. И главный ответственный за содеянное этой, той, яжетётей.
— Зачем! Зачем она! — методично спрашивал меня Иннокентий. Я напомню, что собой Иннокентий Сергеевич — гризли средних размеров. И когда он задаёт вопрос, обязательно надо быстро и правильно отвечать. Потому, что у моего друга всё же есть где-то там сердце и ему тоже бывает больно. И ещё потому, что дверь долго не выдержит, а разрывных патронов всего два.
— Да ты вспомни с кем смотрел первую серию первого сезона! — крикнул я отчаянно и смело. На гризли, говорят, действует храбрость ужина, — Вспомни! С кем! Какая она была! И где она сейчас! А ведь ничего не предвещало, ничто не говорило, что бензин и твой тогдашний дачный домик! Ни-что! Кроме трёх месяцев житья с тобой. Или четырёх.
Все вспомните тогдашних своих! Такой мой лозунг дня.
Джон Шемякин

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *