Об ужасах нашего городка. Трепетным натурам не рекомендуется.

 

Есть такая традиция в больницах — ходить на вскрытие умерших пациентов (к счастью, случаев, что чукча умер во время вскрытия — не было). Это мероприятие преследует несколько целей. Во-первых — уточнение правильности диагностики, следовательно правильности проведенного лечения, во вторых — был ли летальный исход предотвратим или нет, в третьих — извлечение из всего этого выводов и понимания — что было не так, и почему не удалось спасти этого конкретного человека. И соответственно — применение этих знаний в дальнейшем. Действо сие малоприятное, что в визуальном плане, что в обонятельном. Поэтому никто не любит ходить на вскрытия. Нам, в силу своей специальности, это приходится делать регулярно. Обычно, приходит заведующий реанимационным отделением, иногда кто-то из реаниматологов, бывает руководство заскакивает. И вот в какой-то момент, руководство обнаруживает и осознает, что молодые специалисты не посещают анатомический театр и не напитываются знаниями и опытом. На очередной планерке гневно вещается об этом с трибуны и в приказном порядке дается распоряжение — всем быть на вскрытиях! Под роспись! Иначе — кары небесные, ну и по зарплате ударит.
И вот, в очередной раз приглашают нас в патологоанатомическое отделение. Мы с начальником, закурив, не торопясь идем. Чего торопиться то, кроме нас никого не будет. Заходим, открываем дверь в секционный зал…. А там… Толпа народа вокруг стола, все внимательно рассматривают богатый внутренний мир, и делают вид, что что-то понимают. А среди всего этого возвышается наш патологоанатом. Женщина весомая, этакая мечта Рубенса, с валькириями в роду.
Надо сказать, что патологоанатомы — специальность, в которой есть дефицит человеческого общения. Сидят они у себя в морге, в микроскоп смотрят, иногда вскрытия делают, беседуют с безутешными родственниками. Коллеги их недолюбливают и побаиваются. В связи с этим, когда народ приходит на секции, это их радует. Побыть в центре внимания, поговорить, унизить коллег при случае, ткнуть носом в ошибки, в буквальном смысле.
Так вот возвышается она над всеми. В правой руке у неё сердце, вознесенное к потолку, в левой — нож, которым она указывает на это самое сердце. В общем, Данко, в очень странной постановке. И трагическим голосом вещает. Вот! Видите! Видите характерные изменения!! Вот оно!!! Сердце алкоголика!!!
Начальник грустно смотрит на это и изрекает: да, сердце алкоголика — большое и доброе. Разворачивается и уходит. Немая пауза.
Как я выскочил и не заржал сразу, мне не ведомо. Выбежав из морга, хохотал несколько минут, а рядом стоял начальник с печальными глазами и спрашивал — чо ты ржошь, как конь педальный А И тебя сия чаша не минует. И меня…
Потом ехидно улыбнулся и сказал: а еще там — печень алкоголика, почки алкоголика, легкие алкоголика, кишечник алкоголика, в общем, весь комплект алкоголика.
И уже похохатывая вдвоем, мы пошли спасать тех, кого ещё можно спасти.
ЗЫ. Врачи, они странные иногда и циничные всегда. Селяви.
ЗЫЫ. Берегите здоровье. Не бухайте много.
ЗЫЫЫ. Картинку не прикрепляю. А то мало ли…
Mihail Shchu

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *