Расскажу про секты.

 

2001, что ли, год, мне 17, я только-только приперлась в местную, самую главную телекомпанию республики, корреспондентом. А что делают в телекомпаниях со стажерами
Правильно, отправляют снимать то, что другие отказались.
В «людской» (зона обитания журналистов и редакторов — прим. ред.) — скандалище. Рекламный отдел принял заказ на коммерческую съемку — из Америки прибыл глава какой-то секты, платят бешеные деньги, надо снимать.
Редактор — разумная, интеллигентная, взрослая женщина кричит с багровым лицом кому-то в трубку «вот сами и снимайте, у нас новости, а не карнавал!».
Тут ее взгляд останавливается на мне.
— Ты и поедешь!
— Хорошо, — говорю.
Выпускающий редактор (сейчас бы сказали редакторка, хорошо, что я выросла не в столь прогрессивное время) была краткой.
— Маша. Постарайся в зале найти двух адекватных людей и записать абсолютно нейтральный синхрон в стиле «Да, увлекательное шоу, ничего более».
— Говно вопрос, — говорю.
Я была юна и самоуверенна.
Приезжаю в местный Ледовый дворец — не протолкнуться. А мне, напомню, 17, я нарядная очень, с микрофоном! Собою важная, взрослая такая, журналист! Ну, как мне казалось.
На сцену выволокся какой-то орущий дядька. И тут началось! Вой, топот, вот уже кто-то бросил костыли, у кого-то прям на сцене — падучая. Коллективный экстаз, я такого на рок-концертах не видала.
В первом же антракте пошла искать двух адекватных людей, как выпускающая велела. Казалось бы, бывали у журналистов задания и посложнее.
К концу антракта выяснилось, что на весь Ледовый дворец адекватных в зале — ровно два человека: я и оператор. Переглянулись, почесали голову.
Тут, журналистское счастье, я увидела заклятую приятельницу, соседку по подъезду — Таньку. Танька была самая вредная и неприятная баба нашего двора. И пришла на мероприятие, похоже, отбрасывать костыли.
Танька ненавидела меня чуть сильнее, чем я ее, хотя, казалось бы, куда.
Не без удовольствия подошла я к Таньке — вся в праздничном, с микрофоном в руках, символизируя собой соображение «я из телевизора, а ты — нет, я звезда, а ты пизда».
Танька, колотившаяся как и весь зал в экстазе, как-то сникла при виде меня, словно вся даже сморщилась.
— Ничего особенного, просто выступление, — пробормотала сквозь зубы в камеру, чем спасла мой репортаж.
Но в целом зрелище мне навсегда запомнилось, да.
Целый стадион людей с безумными глазами, до сих пор иногда снится.
Мария Дегтерева

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *