Наводнение

 

наводнение по весеннему лесу тихо крался крупный волк-одиночка. всю ночь он искал добычу, но очень ему не везло. а голод не давал спать. вроде и утро уже, пора бы в логово, но организм требовал

По весеннему лесу тихо крался крупный волк-одиночка. Всю ночь он искал добычу, но очень ему не везло. А голод не давал спать. Вроде и утро уже, пора бы в логово, но организм требовал еды.
Наконец волк решил бежать домой, несмотря на голод — утро разошлось, солнышко уже вовсю сияло на небосклоне, разливая тепло по просыпающемуся лесу. Вдруг откуда-то то донесся громкий топот. Заяц! И он бежит прямо к нему, волку! Какая удача!
Выглянув из-за кустов, волк увидел зайца, несущегося через поляну во весь дух. Одним прыжком волк пересек своей добыче дорогу. Заяц замер от неожиданности и… Прибавив скорость, ринулся прямо к волку. Добежав до волка, заяц, оказавшийся зайчихой, вцепился ему в передние лапы и взвыл на весь лес:
— Матвей! Помоги!.. — по щекам зайчихи текли слёзы, а дыхание сбивалось не то от плача, не то от бега.
Волк оторопело уставился на зайчиху.
— Да не Матвей я! — а в голове пронеслась мысль: «А ну как загрыз бы У неё же наверняка зайчата уже! Сколько бы жизней разом загубил!»
— Не Матвей — испуганно прошептала зайчиха поняв весь ужас своего положения.
— Нет. Чего случилось-то Беда какая Матвея ищут, когда сами не справляются, — сел наконец волк.
— А ты меня есть что, не будешь — удивлённо-испуганно спросила зайчиха.
— Да сдурела что ль Кто ж по весне маток ловит У тебя ж небось зайчата в норе сидят
— Сидят, — снова разревелась зайчиха, — Топит нас! Вода к норе уже подошла, сама не успела всех вынести-и-и!!! — и зайчиха завыла в голос.
— Да угомонись ты уже! — проворчал волк, — Найдём мы Матвея. А не его, так Ягу или Лешего. Вон белобокая скачет, счас весточку отнесет, — и волк, задрав голову, окликнул:
— Сорока! К Яге весточку не снесешь
— Нет её, — отозвалась сорока, — И Матвея нет. Ушли они на восток уж два дня как. До Горыныча у них дело. Не скоро будут, ещё два-три дня точно.
— Ну вот, и что теперь делать — запричитала зайчик, — Бедные мои детки! — и опять градом потекли слезы.
— Не реви! Дорогу показывай, сами управимся!
Зайчиха рванули с места, как подбросило чем. Волк кинулся следом, отставая на прыжок. Со стороны это выглядело как настоящая волчья охота.
К счастью, нора зайчихи оказалась недалеко, но то место где она была выкопана, уже со всех сторон окружило водой. Зайчиха кинулась в воду сразу, а волк остановился. Ну не любят волки воду!
— Ну что же, что же — заверещала сорока, страстная болельщица всех лесных происшествий.
— Что-что… Волк я! Ну как я в воду полезу Боюсь…
— Чего! — ошалела сорока, — Ты Боишься
— Боюсь! Волк я, понимаешь — волк топтался на месте борясь со страхом перед водой.
Тут из воды высунулась любопытная блестящая морда выдры.
— Чего расшумелась — прикрикнула она на сороку.
— Зайчата там тонут, а волк воды боится! — презрительно фыркнула сорока.
— Ну верно все, боится. Так все волки воды боятся! — ответила выдра.
— Подсоби, а Сюда донеси, а дальше я сам, — попросил волк.
— Съешь — поинтересовалась выдра.
— Зайчат Весной А сама стала бы — возмущенно спросил волк.
— Да кто ж семена ест раньше урожая — ответила выдра, — Ладно, жди, — и она исчезла в тёмной воде.
Когда зайчиха принесла первого зайчонка, волк с помощью сороки соорудил гнёздышко из прошлогодней сухой травы. Там и сидел, карауля и грея зайчат, которых поочередно приносили то выдра, то зайчиха.
— Это все — спросил уставший и сонный волк, когда выдра и зайчиха подбежали вдвоём с одним зайчонком.
— Всё! — устало выдохнула зайчиха и, отпихнув волка, забралась в «гнездо».
— Откуда столько У зайчих даже за раз семнадцать штук просто быть не может! — сказал незаметно подошедший
Леший.
— Подобрала, — грустно ответила зайчиха, — Не знаю, чьи, но не бросать же! Слепыши ещё, погибнут ведь!
— Погибнут, — согласился Леший, — А ты всех выкормить сможешь ли
— А кого сумею! — заявила зайчиха.
Леший свистнул, и из-за дерева вылетел ворон.
— Зайчих, у кого меньше пяти зайчат, много — спросил Леший у ворона.
— Немного. Но с десяток будет.
— Вот и хорошо. А ну, мать, своих отдели, остальных по другим мамкам раздам! — распорядился Леший.
Спорить с хозяином леса нельзя. Это закон, который в лесу ни один зверь нарушать не смел. Зайчиха отделила семерых,остальных Леший аккуратно сложил в корзинку. На прощание сказал :
— Волк, до вечера побудь с ними, не приказываю — прошу! Кикимора позже подойдёт, покормит тебя. Знаю, что голодный, да и спать тебе давно пора, — и, прихватив корзинку, ушёл за вороном.
Вечером волк шёл по своей охотничьей тропе и думал, что жареное мясо, пожалуй, вкуснее сырого. А зайчиха грела своих детенышей в новой сухой норе.

 

© Юлия Каташевская

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *