Если бы двадцатитрехлетний студент Валерий Грушин, утонувший во время турпохода в сибирской реке Уда, узнал бы, что в честь него создадут фестиваль он бы удивился

 

Если бы двадцатитрехлетний студент Валерий Грушин, утонувший во время турпохода в сибирской реке Уда, узнал бы, что в честь него создадут фестиваль он бы удивился А если бы узнал, что вокруг

А если бы узнал, что вокруг него будет происходить, он бы вообще охуел. Любителям бардовской песни про землеройку и прочие «изгип гитарыжелтой», прошу проходить мимо. Вам текст не понравится. У меня от многих из вас травма ушей и лучших чувств. Я вообще утратил веру в человечество после одного подобного мероприятия.
По моим скромным подсчетам из ста человек, желающих бардовского признания, девяносто не умеют петь вообще, а девяносто девять издеваются на благородным инструментом.
Меня выворачивает наизнанку, когда я вижу потрепанных жизнью, алкоголем и беспорядочной половое еблей (но чаще ее отсутствия) людей, которые на полном серьезе думают, что вся эта радужная хуйня, которую они исполняют, может быть эстетически приятна нормальным людям.
Такие мероприятия это конгломерат водки с комарами, секса с перегаром, свинотного состояния, говна под кустом и антисанитарии.
Но речь даже не об этом. Вокруг Грушинского фестиваля идет отнюдь не виртуальная, а вполне себе реальная битва на вялых хуях за «правообладание».
Фестиваль проходит с 1968 года при содействии куйбышевского луба туристов «Жигули»
Через десять лет, в 1978 году, Борисом Кейльманом был создан Грушинский клуб, который стал приемником «Жигулей».
За это время Груша изменилась. Из обычного песенного блевотфеста, она превратилась в организованный такой же фест. То бишь от песенников-бессеребренников не осталось и следа. Стали выделяться бюджеты.
А там где бюджеты, там появляется что Правильно, большая пила для его распила и куча дровосеков, желающих отпилить этой пилой хоть веточку.
Два ляма субсидии, шесть лямов гранты, плюс арендная плата за палаточки два с половиной ляма, плюс сосиски и пирожки по цене аналогичного фаст-фуда в Шереметьево, плюс водка. пиво, гондоны и эксклюзив на продажу на территории феста. Охуенно же!
Ну, и как следствие, Клейнмана исключают из им же созданного клуба, так как он явно мешает, да и сам не прочь.
Клейнман основывает альтернативный клуб, что-то там еще,заныкал товарные знаки и геральдику клуба, а дальше понеслась пизда по кочкам, клуб катит бочку с говном на основателя, основатель исполнен гнева в отношении клуба.
Сегодня организация фестиваля это большая банка с говном, в которой жаба ебет гадюку.
Лично для меня Груша стала чем-то грустным и стыдным. Даже не из-за того, что там девяносто процентов блеющих козлетоном просто бездарные фрики. Даже не потому, что большинству посетителей этого сейшна насрать на авторскую песню, они приехали тупо оскотиниться при помощи алкоголических напитков и подтирки лопухом, не из-за этого. Это, как говорится, дело личное. Кому-то нравится, ради бога.
Для меня этот фестиваль стал грустным и стыдным, из-за того, что он стал средством срача за бабло. И всем совершенно наплевать на хорошего парня из Новокуйбышевска, Валеру Грушина, который когда-то утонул в сибирской речке, в память о котором когда-то под Самарой собрались его друзья, чтобы поиграть на гитаре.
А. Гутин

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *