Кровавый бог

 

кровавый бог прошло около двухсот лет, с тех пор как учитель заснул. устав охранять его я решился отправиться в путь на поиски своего нового места в этом мире. дорога завела меня в глубокие леса

Прошло около двухсот лет, с тех пор как учитель заснул. Устав охранять его я решился отправиться в путь на поиски своего нового места в этом мире. Дорога завела меня в глубокие леса нашего материка, там я встретил одно первобытное племя, принявшее меня за бога из-за моих нечеловеческих размеров.
Кстати об этом. Учитель черпал свою силу из гор, питая нас как младенцев этого мира. Когда он завершил учение многие остановили свой рост и покинули горы в поисках своего источника. Я до последнего верил, что смогу питаться одной только энергией гор, но когда тело мастера окончательно покрылось камнем, я понял — напрасно потерял сотню лет своей бессмертный жизни.

Первое что сделали аборигены – склонили головы к моим ногам, причем не свои головы это было обрубки кладоискателей, тех, что спугнул неделю назад своим видом. Их второе действие было пир в мою честь. В тот день я впервые попробовал человечину, и она мне до жути понравилась. Я почувствовал тот самый прилив сил, как в первую встречу с учителем. Неужели это мое

2 год

Я остался с этим племенем, все они стали для меня детьми и едой. Каждый год я съедал одного старожила племени, так много желающих на жертвоприношение в мою честь Вы льстите мне.

Я чувствовал, как продолжил свой рост, стал более жилистым, ловким и быстрым как охотник.

38 год

Для них я стал богом. Обучил их новым технологиям, изменил моральные устои, открыл земледелие, я сделал все, что бы их преданность и популяция росла.

43 год

Вернулся мой вспыльчивый нрав, эти болваны бывают раздражительны, не всегда получается сдерживаться, что бы в гневе не сожрать одну из своих зверушек. Они продолжают считать меня богом и до смерти боятся.

66 год

Мой голод рос вместе со мной. Число жертвоприношений увеличилось. Но я уже позаботился об этом, их численность росла куда быстрее моего аппетита.

94 год

Племя за какой-то жалкий век под моим покровительством переросло в маленький город с двумя поселениями, для добычи еды.

Я не сидел на месте, как любил делать мой учитель, отрабатывал каждое съеденное мной сердце этих муравьишек. Мой отец был строителем в прошлой жизни. Я построил несколько каменных домов и алтарей. Сами себе, они такого позволить не могли, ближайшие горы были слишком далеко, что бы таскать оттуда камни.

135 год

Огромная сила. Их кровь дала мне куда больше силы, чем рудные камушки мастера. Я чувствую внутри себя пульсирующую энергию. Разорвать всех вокруг на куски! Нет. Что-то сдерживает меня.

178 год

Мои вспышки гнева участились, меня стали боятся еще больше, вот уже образовался второй город, под покровительством их кровавого бога. Я увеличил свою массу втрое после того как покинул горы. Жертвоприношений становилось все больше, мои рабочие пчелки стали посещать дальние земли, чтобы пополнять мой рацион деликатесами.

195 год

Я возвел целую цивилизацию с кровавыми нравами под своим началом.

О нас уже прошли слухи по всему материку. Я предвкушаю вкус их плоти, пора расширять свои владения, время набрать своих учеников.

198 год

Учить не так просто. Кровь в моих жилах просто кипит. Из 38 избранных богом, выжили только 13. Чертова дюжина. Я чувствую, как их тела насыщаются силой предаваясь каннибализму. Ели сдерживаюсь, что бы не сожрать их, как и остальных. Энергия моего горного учителя все еще течет в моем теле, не позволяя терять рассудок.

215 год

Трое моих выживших последователей отправились со мной в кровавый поход на захват близлежащих территорий.

Нам не нужны рабы нам нужно мясо.

Единственное что останавливает моих троих учеников, от поедания собственной армии – страх перед моим гневом. Они видели 35 разных способов летального наказания за малейший проступок. Не буду скрывать, пировать телами своих подмастерьев куда приятнее, чем закусывать простолюдинами из моих селений.

218 год

Наша первая добыча. Форт был защищен жалким частоколом и аппетитной молочной армией из новобранцев. Небольшая закуска перед моим родным городом.

219 год

Прошло уже столько столетий у меня не всплыло ни малейшего воспоминания об этих местах.

Людишки отстреливались осадными орудиями, заряд катапульты попал мне прямо в легкое, растоптав моим гневом четверть наших войск и поплатился всем своим населением за их жалкую попытку сопротивляться.

Мы не оставляем за собой гору трупов и реки крови, только безлюдные улицы усыпанные окровавленной одеждой и доспехами. Время возвращаться.

Хоть мои раны моментально зажили во время кровавого пира, но вновь почувствовать тяжелые увечья я не желаю. Время ковки.

 

223 год

Никаких ремешков. Пластины доспеха вбивали прямо в мою плоть, по моей же просьбе, я съел больше половины кузнецов, за весь процесс. Они покорные, это перестало быть экзотикой.

Эта боль одновременно усиливала и сдерживала мою пылкость. Мое уважение горному металлу.

225 год

Пару лет правления я занимался подготовкой новой Армии. О нашей растущее мощи знал каждый смертный правитель. В наших городах нет ни одного укрепления, никто не отважится отправить армию в густые леса противостоять дикому народу под покровительство бессмертного кровавого бога.

227 год

Я изувечил трех своих учеников, заковал их в толстый слой болезненного доспеха, что бы те более смиренно правили даренными городами.

Уже несколько лет меня тревожило любопытство. Какова на вкус плоть моего собрата Нас было много на обучении у мастера. Должно быть, они уже впитали достаточно мощи этого мира, я желаю вкусить накопленную ими силу.

Тяжело вздыхая через дикие наросты на своей челюсти, окончательно почувствовал: Я обрел свой путь свою цель, я обрел себя в безграничной жестокости к людям этого мира. Гнев и обжорство.

Эти мысли только нагоняют аппетит.

230 год

Мои гончие доложили мне о наемнике, последователю мастера, он был один из тех, кого мы лечили после попытки забрать добытое нами бесполезное золото, похоже, его алчность не меньше моей кровожадности. Я хочу вырвать его сердце в личной схватке.

Я окунул свою правую руку в раскаленный металл – простейший способ укрепить кисть. Голыми руками его доспех не пробить. Он был из тех фанатиков, которые ковали доспехи на пару с мастером.

Получилось очень грубо. Я повторил процедуру несколько раз, получив полуживые металлические когти. Моей силы и мастерства так же хватило, что бы оставить кисть подвижной. Я уже предвкушал вкус алчного наемника, это чувство перебивало боль, нанесенную жидким металлом. Самое время выдвигать армию.

233 год.

Наши кровавые пиры в деревнях сделали свое дело, правитель этих земель назначил достаточно золота за мою голову, что бы моя добыча пришла в движение.

234 год

Я был очень не терпелив, раны от моих доспехов требовали все больше людских душ. Я чуял его присутствие он уже близко. Скоро будет пир.

Он меня удивил. Целый орден под его началом, он тоже зря время не терял.

Его военные прошлое сильно отразилось на армии. Каждый поголовно был закован в доспех и нес с собой огромный башенный щит. Мое желание сожрать его здесь и сейчас было сильно, но рассудок дарованный учителем одержал верх. Мы отступили, задействовав наше самое страшное оружие – страх.

235 год

Прибыли мои новые ученики. Кислотная кровь в их жилах поможет растопить стальные сердца наших врагов. Целый год ночных вылазок выкосил малую часть наших врагов, оставил в ужасе большую. Осталось только навязать масштабное сражение.

Этот день настал, наша пища укрепилась на холме, ожидая нашего нападения. Забавно осознавать, как они из охотников за головами превратились в добычу.

Моя цель была втрое выше своих последователей, закована в тяжелый доспех, большой щит и меч без изыска. И куда только эта туша девает свои деньги Мой рацион был куда богаче, позволив мне быть гораздо больше и сильнее его.

Видя наше наступление ситуация начала набирать новые обороты. Мой ужин со всем своим орденом встал на колено, снял шлем и жадно начал пожирать блестящие куски золота. Похоже, он тоже нашел свой путь, тем будет приятнее мне.

Их войско озарило золотое свечение, они пылали желтой аурой. Доспехи покрылись бронзовой корочкой и слепили бликами наступающих дикарей. Мое войско, невзирая на это представление, продолжало жадно взбираться на холм за своей добычей. Я воспитал голод в каждом из них. Рубка началась. Рыцари выкашивали моих мотыльков идущих на столь аппетитный свет, пока в дело не вступили пузырьки с кислотой. Бурлящая отрава выжигала их плоть, приводя всех остальных в ужас.

А когда мои кислотные берсерки вступили в ближний бой, то их кровь внесла еще больше раздора в ряды ордена. Каждый убитый забрызгивал врага, принося нечеловеческую агонию в ряды противника.

Видя мою жестокую игру, на поле брани вышел Он. Вырубая всю мою мерзость своим огромным клинком до того как приблизится к нему слишком близко.

Пришел и мой черед. Во мне кипела кровь и я сожрал пару своих солдат для разминки, стремительно направился в его сторону, взмах мечом. Он отрубает мне левую руку, так деликатно предоставленную ему. Это было ошибкой, я уже слишком близко и я голоден. Значительно превосходя его в размерах, моя когтистая рука впивается в его шею, минуя щит, толстый слой кольчуги и жалкие попытки оттолкнуть меня. Я уже чувствую своими прожженными пальцами его теплую кровь и получаю удар пламенным мечом в живот. Бесполезно, я ждал слишком долго. Вырвав кусок его шеи, он намертво пал смертью воина. Невзирая на помеху в виде меча в брюхе я стал жадно пожирать его золотистое тело оставшийся рукой. Это было лучшее, что я ел в своей жизни. Я сожрал даже землю, которая окрасилась в цвет его золотой крови.

Так гнев поглотил алчность.

Смотря на то, как мои ученики доедают остатки его ордена, я чувствовал долгожданную сытость. Лучшее чувство которое я когда-либо испытывал.

Вытащив из себя меч, я взглянул на свою новую багровую руку с золотистыми прожилками.

Блаженство длилось не долго. Это было отличное начало моей бессмертной жизни, но я снова…
ГОЛОДЕН.

© AganimSepter

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *