Анечке было 6 лет, когда она попала ко мне в отряд в детском лагере

Чудесная светловолосая девочка, которой было несколько сложнее найти общий язык со всеми, нежели другим ребятам. Я всегда старалась подобрать ключик к каждому, что мне обычно удавалось. Анечка начала мне доверять и частенько брала меня за руку, когда всем отрядом мы ходили в столовую. Первые звоночки появились, когда я увидела ее рисунки: она рисовала деревья, и, с каждым новым листом бумаги, они становились все чернее. Пробовала пообщаться, но это не дало результатов.
А потом я заметила ее, выходящей из вожатской, Анечка старательно что-то прятала в карман с виноватым видом. Без малейшей агрессии и обвинений я повела ее в вожатскую на разговор. На мою просьбу показать то, что взяла, она вытащила из кармана связку резиночек для волос, кто-то из девчонок дал воспитателю на хранение. На вопрос «зачем взяла», девочка заплакала и начала уговаривать ее наказать! При этом сама перечисляла, как именно: и сладкого лишить надо, и на дискотеки не пускать, и вообще она себя боится и хочет к маме.
Около получаса я пыталась вытянуть из нее причины такого поведения, и, наконец, удалось.
Оказывается, Анечке уже давно являются буквы, которые временами складываются в слова и приказывают сделать что-то плохое: украсть, ударить, обмануть. И если она этого не сделает, то по ночам ей снятся жуткие кошмары, которых она боится. И не хочет она никого обижать, но буквы заставляют.
Пообещав, что я никому не расскажу и обязательно ей помогу, я отпустила девочку, а сама набрала номер своего парня, с которым мы ездили на прошлую смену вместе. Там у нас была очень похожая ситуация с мальчиком, а парень смог ее разрешить, но не успел рассказать мне, как.
Несколько адаптировав способ, я попросила Анечку принести мне шишку, 10ю по счету, которая ей встретится на пути. Проведя над находкой «обряд», велела 3 дня носить с собой везде и всюду, убедила, что буквы не смогут преодолеть такую преграду и сдадутся.
Анечка повеселела за это время, карман был постоянно оттопырен, рисунки стали цветными, а я была настороже. К концу 3го дня она прибежала ко мне счастливая и рассказала, что только что буквы опять появились, но не стали ничего приказывать, а высыпались в мусорку.
И все было бы хорошо, но это лишь временный эффект. Лагерь социальный, соответственно, большинство детей из неблагополучных семей. И я лицезрела маму Анечки: запойная женщина, которая плевать хотела на своего ребенка. Все повторится, я уверена, ведь без пристального внимания и своевременных действий ребенку будет только хуже.
А Анечку я больше не видела, и, надеюсь, буквы не прикажут ей убить или умереть самой.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *