Она идет

 

она идет безвременье наползает тёмно-красным лавовым потоком - медленно, но неуклонно и необратимо, оставляя после себя на месте цветущих, изобилующих жизнью лугов чёрную выжженную пустыню,

Безвременье наползает тёмно-красным лавовым потоком — медленно, но неуклонно и необратимо, оставляя после себя на месте цветущих, изобилующих жизнью лугов чёрную выжженную пустыню, исполинскую гранитную могильную плиту. Ты стоишь на пути этой огненной лавины, зная, что когда-нибудь она доберётся и до тебя, вышибет из-под тебя кажущиеся незыблемыми столпы бытия, превратит в безучастную, мгновенно остывающую горсточку пепла.

И ты ждёшь, лихорадочно пытаясь хоть чем-нибудь занять растянувшееся на годы время ожидания.
Дни твои проходят в суете, заботах и хлопотах, заставляющих ненадолго забывать о постоянно надвигающемся фатуме.
А по ночам ты грезишь о вечности. Грезишь о богах и ангелах, о райских садах, о бесконечном вращении колеса сансары, о блаженной безмятежности нирваны, о иных мирах и временах, затерянных среди разлетающихся осколков Большого Взрыва. Но, пробудившись, ты неизменно замечаешь, что багровое зарево на крайнем рубеже твоего будущего стало ещё чуточку больше.

Неизбежность. Обречённость. Эти слова больно бьют по разуму тяжёлой кувалдой осознания. Обрезают крылья беспечности у существования.

 

И в неподвижном оцепенении ты ждёшь приближающегося кровавого демона, который однажды слизнёт тебя с блюда реальности своим пылающим языком и навечно похоронит в беспросветной темени бездонных пустот своего ненасытного чрева.

Виталий Комендантов

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *