Проблемы с тараканами

 

проблемы с тараканами электричка качнула зелёным хвостом, прогудела напоследок и скрылась за поворотом. на серой шершавой спине перрона укрыться от палящего солнца было негде. как огромный

Электричка качнула зелёным хвостом, прогудела напоследок и скрылась за поворотом. На серой шершавой спине перрона укрыться от палящего солнца было негде. Как огромный пломбир плавилось бело-розовое здание вокзала. Стрелки часов застыли в вечной сиесте. Обшарпанные придорожные тополя шелестели листвой, под ними купались в пыли воробьи. Щербатая лестница с облупленными металлическими перилами вела на асфальтовую проплешину площади.
— Ну и куда дальше — белобрысый парень остановился и поправил рюкзак.
— Андрюх, я ж говорил, дальше пешком, — догнал и хлопнул его по плечу коренастый спутник в косухе. — Пошли, нам в магазин до обеда надо успеть. А то придётся час на жаре тусить, пока они открыться соизволят.
— Перерыыыыв — надула пухлые губы девушка в сарафане. — Миш, у тебя тут и правда медвежий угол.
— Лен, не начинай, а Ты же сама предложила угли, салфетки и прочую лабуду из Москвы не тащить, сказала на месте купим. Магазин вон там за углом.
— Милые бранятся — только тешатся, — ответить Лене не дала вторая девушка, маленькая и юркая, с зелёными дредами. — Пошли уже. Андрей, милый, тебе не тяжело
— Справлюсь, Ир.
Ира чмокнула Андрея, подхватила его под руку, и они пошли за Леной и Мишей, между которыми разве что молнии не проскакивали.

Ветер от мангала приносил лёгкий запах ацетона, над углями плясал почти невидимый огонь. Парни нанизывали мясо на шампуры, примостившись на завалинке. Распотрошённые рюкзаки на веранде напоминали лежбище ждунов. За распахнутыми стеклянными дверями внутри дома звенела посуда — девушки мыли овощи.
Огненный шар в небе укатился за конёк крыши, прохладное покрывало тени потянулось от дома к мангалу и дальше, к зарослям высоченной травы.
— Мих, а чего это у тебя за сарай такой — Андрей отложил нанизанный шампур.
— А это родители недавно прикупили соседский участок. Там дед какой-то жил. Он помер недавно, а наследникам это всё неинтересно, вот и отдали по дешёвке.
— А ты смотрел, что там внутри
— Чего смотреть-то Паутина, пыль. Да и сквозь крапиву продираться неохота.
— Да ладно тебе, пойдём, глянем!
— А пошли, я себе уже весь зад отсидел.
Ребята поднялись.
— Эй, вы куда — окликнула их Лена. — А мясо
— Сходим на тот домик глянем. А мясо не убежит никуда. — Миша сделал вид, что не заметил поджатые губы и укоризненный взгляд, развернулся и пошёл к сараю.
Вблизи сарай оказался довольно крепким срубом. Брёвна вылиняли на солнце, в щелях цвёл мох, грязные стёкла подслеповато хмурились на незваных гостей, приоткрытая дверь поскрипывала на петлях.
Внутри было пусто. Солнечные лучи пробивались сквозь прохудившуюся крышу. Не массивном комоде позапрошлого хвост в хобот маршировали фарфоровые слоны. Под толстым слоем пыли поблёскивал маятник высоких часов с кукушкой. На простом столе лежала вылинявшая клеёнчатая скатерть. Пахло пылью и банными вениками.
— Ну вот оно, наследство. — Миша провёл пальцем по слонёнку. — Как я и говорил, пыль и паутина.
— Погоди, а это что — Андрей откинул одну из половиц. — Смотри, люк. Давай глянем, может, дед самогонщик был. А чего, на деревне все гонят. Моя бабка такой нектар делает, ммм… С одного стакана вышибает — голова вроде ясная, а ноги не ходят. Даже закусывать не надо, как вода идёт! Под шашлычок самое то!
Миша скривился. Его на лето несколько раз отправляли в деревню, и он знал, что питьевые качества самогона зачастую преувеличивают. Но и с Андрюхой он был знаком не первый день. Если тот настропалился что-то делать, фиг остановишь. Эту движуху проще возглавить, чем остановить.
— Ладно, поднимай.
Запели ржавые петли, на ребят дохнуло сыростью. Андрей попробовал ногой первую деревянную ступеньку. Шатается, но вроде держит.
— Ближе к краям ступеней наступай. Так меньше шансов, что сломается, — предупредил он друга и начал спуск.
Подвал оказался длинным узким коридором с кирпичными стенами. Вдоль стен в обе стороны в темноту тянулись ряды грубо сколоченных стеллажей. На полках выстроились трёхлитровые банки. Миша провёл ладонью по одной. «Берёзовый сок» гласила этикетка. Внутри плавали круглые белые предметы. Миша поморгал. Яйца, наверное, не разглядишь. Он сделал пару шагов вглубь коридора. Что-то шелестит Да нет, показалось.
— Нет тут самогона. Маринады только. Закуски у нас и своей — ведро.
— Ёпт! — бухнуло, по полу брызнуло разбитое стекло, резко запахло рассолом. Андрей одним прыжком оказался наверху. — Ты в-видел
— Что видел — Миша резко повернулся. — Ты чего творишь
— В банке пальцы! — Андрея трясло.
Миша нагнулся. Присмотрелся.
— Да не, огурцы это, самые обы…
В тёмной глубине коридора отчётливо зашуршало. А потом хихикнуло.

— У тебя сигареты есть — спустя десять секунд снаружи дома Миша нервно хлопал по карманам.
— Ты ж бросил, — Андрей протянул открытую пачку.
Яркое летнее солнце лениво жарило высокую траву. Громко стрекотали кузнечики.
— Ага, — Миша сделал глубокую затяжку и закашлялся. — Ленка против.
Они молча докурили.
— Пошли шашлык делать, — голос Андрея был спокоен.
— Пошли. Девчонки заждались, наверно.
Миша оглянулся на старую развалюху и попытался вспомнить, захлопнули они крышку люка или нет. Кажется, да.
Померещится же.

Оранжевый мячик солнца почти докатился до верхушек ельника. Осиротевший мангал одиноко дымил в сторонке. На веранде среди тарелок с помидорами и зеленью дымилось большое блюдо с мясом. Гранёные стаканы раз за разом наполнялись хмельным рубиновым соком испанского винограда.
— Ну вот, а вы ехать не хотели! — раскрасневшийся Миша подцепил вилкой кусок свинины, завернул его в лаваш и макнул в ткемали. — За близость к природе!
Радостно зазвенело стекло.
— Мих, а когда последняя электричка — поинтересовался Андрей.
— Милый, ну ты чего — удивилась Ира. — А как же ночное купание и романтика Ты же обещал!
Андрей нахмурился и поднялся.
— Холодновато купаться, не май месяц. И дел у нас в городе полно. Мих, давай допивай и пойдём собираться.
Михаил попробовал подняться, но его дёрнула за рукав Лена.
— Погоди, мы же собирались с ночёвкой ехать! Я зря что ли вещи тащила
— Вообще-то, это я их тащил, — огрызнулся Миша. — Андрюха прав, дел завтра навалом. Хорошо бы сегодня уехать.
— Это каких дел — прищурилась Лена. — Ты же говорил, весь уикенд наш! Михаил, ты опять с Викой своей чатился Опять будешь рассказывать, что она просто коллега по работе
Прежде чем Миша нашёлся с ответом, Ира всем телом прильнула к Андрею.
— Любимый, ну ты чего Ну не хочешь, не пойдём купаться, фиг с ним. Зато я… — она зашептала на ухо. Андрей поперхнулся вином и сел обратно.
— Кхм, а и правда, чего коней на переправе менять Давай останемся, раз уж решили.
Миша взлохматил волосы, посмотрел на насупленную Лену, вернулся за стол и молча наполнил стаканы.

 

Полновесный золотой рубль Луны выкатился на вышитую звёздами тёмно-синюю самобранку неба. На пожарном пруду в центре посёлка лягушки орали так, словно это была их последняя ночь на Земле. Мангал подсвечивал темноту тёплым красным светом догорающих углей.
Андрей и Ира сидели на веранде обнявшись, укрывшись старым верблюжьим пледом. Ночной ветер ерошил волосы, нежно гладил кожу. Ира прильнула к молодому человеку и поджала ноги. Ей так хотелось, чтобы это никогда не кончалось, потому что именно в такие моменты чувствуешь близость даже больше, чем в постели. Сейчас докурит, они встанут и пойдут в дом. Гостевая спальня будет в их полном распоряжении. Ира сладко зевнула. В высокой траве шуршало. Наверное, кроты, подумалось ей. Или ежи. Сейчас придёт семейство колючих и можно будет налить им молока.
Шуршание усилилось, стало громче, настойчивее. Тёмная туча поднялась из травы и заслонила звёзды. Ира удивлённо моргнула.
Первое насекомое врезалось Андрею в лоб. Здоровенный чёрный таракан. Сантиметров пять длиной, смоляно-чёрный, с большими жвалами и длинными слюдяными крыльями.
Всё пространство вокруг загудело. Чёрные тельца тыкались в лицо и руки. Андрей дёрнулся и ткнул сигаретой мимо пепельницы. Ира вскочила и завизжала. Андрей махнул перед собой пледом, но это не сильно помогло. Насекомые облепили всё вокруг, они лезли в уши и нос, в штанины и рукава. И с каждой секундой их становилось всё больше.
Салфетка, подожжённая бычком задымилась, а потом вспыхнула. Чёрная туча отпрянула. Андрей прыгнул к столу, схватил пачку салфеток и принялся поджигать маленькие бумажные квадратики один за другим. Жужжание стало ниже. Он запалил всю пачку, размахивая ей перед собой, сграбастал Иру и бросился в дом. Выкинул горящие салфетки в темноту, захлопнул дверь, привалился к ней спиной. Отдышался. С той стороны чёрный град бился в стекло. Он огляделся. Ага, вот они! Кое-как заткнул рюкзаками щель под дверью.
— Да не визжи ты! — крикнул, и только потом сообразил, что визг доносится со второго этажа.
Вскоре оттуда же донёсся грохот и громкий мат. По лестнице скатился бешено вращающий глазами Миша. В одной руке топор, заляпанный густой тягучей дрянью, в другой — побелевшая Лена. Из одежды — трусы.
— Что это за ф-фигня — выдохнул хозяин дома.
— Это тебя надо спросить! — выкрикнула Ира. — Свежий воздух! Шашлык! Куда ты нас приволок, ты…!
Она бросилась на Мишу, но Лена вдруг шагнула вперёд и влепила Ире пощёчину. Ира взмотнула головой и разрыдалась. Андрей обнял её за плечи.
В окна застучало сильнее. На втором этаже застрекотало, раздался глухой удар по дереву.
— Какого хрена!
— Такого, — Миша с размаху воткнул топор в стену. — Мы окно открыли, душно было. А оттуда вот такенные, — он раздвинул руки примерно на полметра — жуки. Потолок, пол, стены, всё в них. Ползают, шевелятся. Я их топором, Ленку в охапку и на выход. Тьфу, блять! — его передёрнуло.
Андрей мрачно посмотрел на друга.
— Они походу из того дома. До утра не продержимся, бежать надо.
— Куда бежать! На вокзал! Ты с дуба рухнул! Что мы там делать будем! — заорала Лена. Наткнулась на взгляд Миши и осеклась.
— Она права. И ты тоже, — рассудил Миша. — До утра нам тут не просидеть. Рано или поздно они сюда пролезут.
— Они огня боятся, — Ира подняла заплаканные глаза. — Андрей их на веранде горящими салфетками гонял.
Миша подошёл к окну. С той стороны по стеклу скребли тысячи маленьких лапок. На границе светового пятна от окна кухни что-то большое приземистое тяжёлое раздвигало густую траву. Лунные блики тонули в антраците хитинового панциря.
— Тогда так. У меня плита газовая, баллон почти новый. Делаем факелы, и мы с Андрюхой тащим баллон в тот сарай. Поджигаем. Гори-гори ясно! А там и пожарные подтянутся.
— Ты дурак! Вы ж угробитесь там! — закричала Лена.
— У тебя есть другие варианты Предлагай! — вспылил Андрей. — Мишка прав. Надо сжечь их гнездо!
— Гнездо С чего ты взял, что оно там
— А где ему ещё быть — вступил Миша. — Не в лесу же! Андрюх, помоги девчонкам с факелами, мне одеться надо!
Он распахнул дверцу под лестницей и принялся копаться в кладовке.
— Я тут без вас не останусь! — всполошилась Ира. — Слышите, как наверху скребёт А если они прорвутся, что мы будем делать!
— Факелы! Быстрее! — Миша прыгал на одной ноге, стараясь попасть в штанину ватных штанов.
Девчонки засуетились. Разобрали одну из табуреток, обмотали ножки полотенцами, полили жидкостью для розжига. Наверху скреблось всё увереннее. Стёкла начали трескаться. От запаха ацетона резало глаза.
— Хватай! — Миша в шапке-ушанке и ватнике рванул дверцу сбоку плиты и сноровисто отсоединил баллон. — Он кило двадцать весит, дотащим. Главное — не выпускай! Ну… — он обвёл взглядом замерших девушек — пошли!
— Н-нет… — пробормотал Андрей, уставившись на дёргающиеся под дверью рюкзаки. — Я лучше здесь. Девчонок охранять буду.
— Я пойду! — Лена впрыгнула в огромные болотные сапоги и нацепила второй ватник.
Миша кивнул. Они запалили факелы, подхватили баллон и выскочили в шелестящую клацающую ночь.

— Марья Алексеевна, посмотрите, какое зарево красивое, — худенькая старушка подставила чашку под носик блестящего медного самовара.
— А это дом старого хрыча Николаича горит. Поделом изменщику, — напротив за столом с цветастой скатертью вторая старушка неспеша болтала ложкой в своей чашке, глядя в окно. — Аглая Серафимовна, вы же помните, я поклялась, что быть пусту там, где этот колдун жил.
Некоторое время слышен был только звон чашек и блюдец. В центре села надрывалась пожарная рында. Из домов выскакивали люди.
— Вы же запечатали его дом, Марья Алексеевна, — удивилась собеседница.
— Запечатать запечатала, да видать родня его припёрлась и печать сняла. Аглая Серафимовна, вы же знаете, какая молодёжь нынче торопливая. Одни телефоны на уме, никакого уважения. Родную кровь схрон почувствовал и позвал, но и без нужных ритуалов открываться не захотел. Потому и полыхнул.
Ведьма глотнула чаю. Грохнуло, зарево поднялось выше.
— Эх жаль, я так и не узнала, к кому он от меня бегал. Хитёр был, лис старый. И силён. Однажды даже лешака заморочил, да в речку загнал, помните, Аглая Серафимовна Вот смеху-то было.
— Как же не помнить. Мы тогда с вами и познакомились. О тот год аккурат Николашку на царство помазали. Только ошибаетесь вы, Марья Алексеевна. Участок Николаича соседи купили. Совсем чужие люди. Мне мои таракашки всё рассказывают.
— Что вы говорите! Интересно. Видать, я совсем старая стала. Ещё с утра запах рода Николаича почуяла, думала, гляну на наследничка, — Марья Алексеевна взяла баранку, макнула в мёд, внимательно всмотрелась в собеседницу. — А выходит, перепутала. Может и так. Может и так. Расскажите лучше, как ваш внучок, Андрюшенька, поживает. Вы говорили, на последний курс юридического перешёл
Аглая Серафимовна спрятала глаза в чашку. Эх, сейчас бы первачку. Прознает старая карга — не сдобровать. И было-то у них с Николаичем всего пару разков, а всё одно — не простит. Со свету сживёт. Внука бы сберечь. Угораздило же дурака вляпаться! Сколько раз говорено — не езди сюда на Ивана Купалу!
— Давненько не звонил уже. Всё обещал приехать, да не сложилось. Вы посмотрите, как красиво горит! Надо бы дождик вызвать, а то пожарные невесть когда явятся.
— Да, красиво, — задумчиво протянула Марья Алексеевна.

За поворотом загудела электричка. Ночной ливень смыл грязь и пыль. Часы на строгом здании вокзала деловито отщёлкивали минуты.
На влажном асфальте платформы стояли четверо. Андрей и Ирина держались друг от друга шагах в четырёх, старались не смотреть друг на друга. Миша и Лена сидели на лавке, держась за руки. Иногда сквозь тучи пробивалось солнце и улыбалось им.

Автор: Сергей Савин

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *