Девочка созрела.

Ужасно, просто ужасно сфотографировали меня на паспорт. Удивительно: вот на загране у меня интеллигентная женщина средних лет, писательница и супруга профессора, а на российском паспорте будет мадам Брошкина.
И что же я Заплакала Побежала переснимать Пошла жаловаться в фб (пошла, но не в этом дело)
Я скромно, но с достоинством вошла в МФЦ и положила все документы на стойку.
Регистраторша икнула, мимопролетавшая муха упала замертво, в воздухе запахло духами пуазон, составом для химической завивки и почему-то гречкой с котлетами.
Впрочем, допускаю, что котлетами там пахло и до меня.
Я — не мое фото, поняла я. Моя фотография — не я. Фотография не любила, не смеялась. Не рожала ребенка, не гладила котов. Она не гуляла по берегу моря, не смотрела на падающие звёзды. Она никогда не плакала в плацкартном вагоне, не мыла унитазов, не была под общим наркозом. Она, оставшись дома одна, не поет немузыкально арию Лизы, акафисты и песни из репертуара Нины Симон. У нее и дома нет! Она не я! И кто вообще говоря, ее увидит! Если только полицейский, которому придет в голову проверить у меня документы. Посмотрит в паспорт, потом на меня. Потом опять в паспорт. Побледнеет.
Так ему и надо.
Наталия Кочелаева

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.