Звонит с утра приятельница

Звонит с утра приятельница Взволнованная ужасно, и стрекочет как пулемет. Еле дождалась девяти утра, чтобы излить душу. Приятельница - назову ее Людочка - замужем второй раз. Первый ее брак был

Взволнованная ужасно, и стрекочет как пулемет. Еле дождалась девяти утра, чтобы излить душу. Приятельница — назову ее Людочка — замужем второй раз. Первый ее брак был совсем детский, по большой любви. Людочка — нежное, светлое дитя из благополучной семьи, а Вася — сын потомственных маргиналов с традициями: мать пьет, отец ее бьет и тоже пьет, а тараканы из-за плинтуса наблюдают за представлением.
Но благополучная Людочкина семья приняла мальчика Васю и очень его жалела: мальчик неплохой, совсем не глупый, и, главное, обожает Люду. Чтобы соответствовать ей, стал читать книги, лучше учиться, поступил в политехнический и готов жизнь положить к ее ногам.
Они поженились. Нежная, светлая Людочка устроилась юристом в крупную контору (там мы с ней и познакомились). Она была и есть из породы трудяг, которые вывезут любой воз, и начальство это очень быстро оценило. Людочку бросали на все ответственные проекты и регулярно повышали зарплату.
Вася после института помыкался по каким-то карманным фирмам своих знакомых, но нигде себя не находил.
Тупая, однообразная работа, невысокий доход… Устроился, было, менеджером, но быстро понял, что это унизительно. Хотел открыть собственное дело и для этой цели занять денег у тестя, но Людочкин папа денег не дал и вообще почему-то инициативу зятя не приветствовал, а кредит в банке Вася не стал брать по принципиальным соображениям: кредиты — это для лохов, а он реальный пацан. В натуре, ну вы понимаете.
Так три года Людочка вкалывала, а Вася то работал, то нет. Иногда он увлеченно готовил еду, и получалось очень вкусно. Людочку по-прежнему обожал. Но это обожание у него подтверждалось исключительно словами, не поступками. Скажем, убиралась в квартире всегда Людочка, даже когда Вася сидел дома и не работал. То есть он мог убраться одноразово, чтобы сделать ей приятное, но на постоянной основе — нет, увольте. Это не мужское дело.
Но при этом очень ее любил. Так получилось, что я практически наблюдала конец их семейной жизни. Произошло это несколько неожиданно и даже несерьезно. Людочка пришла домой в пятницу вечером и свалилась на диван. Вася свалился рядом и поцеловал жену.
— А какой это гадостью несет из кухни — слабо спросила Люда.
— Мусор, наверное, — весело ответил Вася, который весь день провел дома.
— Выкинь, пожалуйста, — попросила Люда и сморщилась: воняло мерзко.
— Угу, — сказал Василий. — Сейчас.
И сел смотреть телевизор.
— Ва-ась, — позвала Людочка через десять минут. — Пожалуйста, сходи. Оно пахнет!
— Да почти ничего не чувствуется, — рассмеялся Вася. Он вообще по жизни веселый парень, надо сказать.
Люда собрала себя с дивана, вытащила мусорное ведро и обулась.
— Я спущусь вниз, — сказала она. — Выкину.
Дом был старый, без мусоропровода, и идти нужно было к мусорным бакам в дальнем конце двора. Вася задорно улыбнулся жене с дивана.
— Вот так бы сразу, — одобрил он ее инициативу. — Как бы кому нужно, тот и делает, ага
Люда постояла немного в прихожей. Затем взяла мусорный пакет, сунула в карман паспорт и двести рублей и вышла из квартиры. А я в это время ужинала дома. Звонок в дверь, открываю — стоит моя Людочка. Лицо даже не растерянное — удивленное.
— Я, — говорит, — кажется, от Васи ушла.
— Молодец! — бодро сказала я. — Пошли ужинать.
После развода Вася сначала запил, потом хотел покончить с собой, потом таскался к психоаналитику и пытался таскать с собой жену, чтобы восстановить их отношения. Людочка отказалась. Но формула «я-тебя-так-любил-а-ты-меня-бросила» крепко засела у нее в голове.
Через год она вышла замуж за собственного начальника и ушла в другой отдел.
А Вася остался страдать. Как-то раз он зашел к Людочке домой, бледный, пьяный, и попросил денег, чтобы добраться до дома. С кем-то он выпил, и его ограбили, кажется… Он был такой жалкий, что новый Людочкин муж погрузил его в машину и отвез.
На Новый Год Вася позвонил Люде, и час плакал о своей разбитой жизни. У Люды все было хорошо, она ездила на большом джипе и жила в приличном районе с преуспевающим мужем. За это ей было стыдно перед Васей. Поэтому она покорно слушала, а муж бегал по стенам и нервно хватал оливье. Но потом Люда ему все объяснила, и он понял и проникся, потому что они интеллигентные люди. И в ответе за тех, кого.
На восьмое марта Вася пришел с цветами и поздравил бывшую жену. Он сказал, что хотел бы сохранить нормальные отношения, несмотря на то, что она искалечила ему жизнь. И у него все плохо, его выгнали с работы, мать при смерти, отец болеет, а денег нет. Но он рад за нее, честное слово. У нее отличный загар, она, должно быть, хорошо отдохнула Где, в Египте На Гаити, прошелестела Людочка. Вот и умница, ласково сказал Вася. Поздравляю тебя с Восьмым марта, живи счастливо.
Когда он ушел, Людочка заплакала. И сказала мужу, что они должны дать денег Васе для его родителей. Они не чужие люди, их многое связывает, а она действительно виновата в том, что так все закончилось.
Муж Людочки понимающий и добрый человек. Они дали Васиной семье денег — не в долг, а так: будут — вернешь.
Было это весной. И вот вчера вечером Вася снова зашел к Людочке. У нее был День Рождения, он купил скромных цветочков и зашел. Чисто поздравить, от всей души! У Людочки уже виден пятимесячный живот, и Вася сказал: «Молодец ты, Людка. У меня-то детей не будет, потому что я всю жизнь хотел иметь их только от тебя. А оно вон как повернулось… Ладно, я выживу, мне не привыкать к ударам судьбы. Не переживай за меня».
И тут из квартиры вышел Людочкин муж и быстрыми точными пинками погнал Василия к лестнице. И гнал, по словам Люды, до третьего этажа. А живут они на шестом. Причем в процессе крыл таким страшным матом, какого от него, интеллигентного человека, Люда никогда не слышала. И половины слов даже таких не знала, сложносочиненных.
Проорав напоследок Василию вслед, что еще раз увижу — убьюнахрен, запыхавшийся муж вернулся домой и в резких выражениях сообщил ошеломленной беременной жене, что он этого козла здесь видел последний раз. Поняла меня — рявкнул муж. — Последний раз, я сказал!
И даже ужинать не стал в гневе, чего с ним до этого не случалось.
Протараторив всю эту историю с утра мне в ухо, Люда спросила, что ей делать.
— Слушаться мужа, конечно, — сказала я. — Любить, лелеять и оберегать от вась.
— Он на меня накричал, — пожаловалась Люда.
— Правильно сделал, — сказала я.
— Он вел себя как орангутанг! — возмутилась Люда.
— В каждом мужчине живет животное, — глубокомысленно сказала я. — В твоем первом супруге, например, живет и процветает…
— Я поняла, — торопливо сказала Люда. И, помолчав, спросила, почти успокоенная: — Но ты не считаешь, что я разбила Ваське жизнь
— Считаю, — сказала я, почти не соврав: он действительно до сих пор был бы счастлив, если бы они не развелись. — Но ты еще можешь вернуться к нему и все исправить.
Но Людочка почему-то отказалась. Причем в таких выражениях, которых я от нее прежде не слышала. Должно быть, нахваталась от мужа…
Эйлин О’Коннор

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *