У меня нет принципов. Вообще, кажется, никаких.

 

Людей с принципами — громко декларируемыми принципами — я воспринимаю по-разному. Некоторым не верю. Некоторых уважаю. От многих стараюсь держаться подальше.
Ну, сами прикиньте:
— Я из принципа не ем соленые помидоры.
— Я из принципа не подаю нищим деньгами, а покупаю им горячую еду.
— Я из принципа перестал ездить в Европу.
Лично я «из принципа» убеждена в том, что руководить человеком должны любовь и свобода. Если у меня вдруг начинает резаться принцип, я прикидываю, нельзя ли его заменить любовью или свободой, и как правило, оказывается, что можно. А если нельзя, то принцип я выкидываю в рамках расхламления.
А когда в любви и свободе недостаток то, конечно, можно пустить в ход и принципы. Но с ними нужно уметь обращаться очень тонко. Вот, помню, в лихие 90-е мой знакомый хулиган Толя Волков решил податься в бандиты и сделал себе на заводе нунчаки из эбонита. Сделать-то сделал, но обращаться с ними не умел, и первым же движением попал себе по яйцам, а вторым (очевидно, неконтролируемым от боли-то) разбил себе голову. Врачи скорой помощи так ржали, что уронили его два раза, пока несли. А в больнице Толя познакомился с баптистом-проповедником, и тот нашел к нему подход. Сейчас Толя живет в штате Массачусетс и занимается гидрореабилитацией — проще говоря, он тренер по плаванию для инвалидов.
Что я хотела сказать-то. Ах, да.
Кроме любви и свободы человеком еще может руководить здоровый интерес к баблу. «Один мой знакомый говорил, что зло в нашей жизни могут победить только деньги. Это интересное наблюдение, хотя и не безупречное с метафизической точки зрения: речь надо вести не о победе над злом, а о возможности временно от него откупиться. Но без денег зло побеждает в течение двух-трех дней, это проверенный факт».
Наталия Кочелаева

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *