Землетрясение на Гаити

Землетрясение на Гаити Жизнь имеет достоинство и заслуживает его неизвестный спасатель 2010год. Землетрясением полностью разрушен Порт-о-Пренс. 220 тысяч погибших, 700 тысяч пропавших без

«Жизнь имеет достоинство и заслуживает его»
неизвестный спасатель

2010год. Землетрясением полностью разрушен Порт-о-Пренс. 220 тысяч погибших, 700 тысяч пропавших без вести, 3 миллиона человек осталось без крова. Спасатели многих стран помогают в поисках еще живых.

Желто-серая пыль, иссушающая жара и нестерпимая вонь от гниющих тел, фекалий и пожаров. Город разрушен полностью, в руинах даже Президентский дворец. Трупы уже просто массово зарывают в ямы, выкопанные экскаватором. Похоронить по-человечески не получается – в этом климате разложение идет с невероятной скоростью. Да и самим людям не до мертвых – выжить бы. С водой большие проблемы – ее едва хватает, чтобы напиться. Но хуже всего дело обстоит с едой. Давно разграблены все склады. Люди боятся друг друга – беспощадный голод доводит до каннибализма. Подвоз затруднен из-за разрушенных дорог. Местное население собирается в банды – грабят машины с гуманитаркой. Водители вынуждены отстреливаться.

Две недели разбора завалов – две недели пыльного ада. Спасатели сначала поят собак, потом уже пьют сами. Впрочем, недостаток воды мы переносить привыкли. Гораздо хуже другое. Нет сил смотреть в голодные глаза детей – проще не есть самому. Поэтому делю свой скудный паек с тремя братьями. Двое из них еще дичатся, берут еду с опаской, а третий — живой и веселый – пытается общаться, с любопытством разглядывает нашу уставшую команду, доверчиво гладит собак. Жалеет их сбитые в кровь лапы.

Удивительно, насколько может быть живуч человек! Вчера мы откопали еще живую девочку. А вот ее братику повезло меньше – придавило намертво. Его труп постарались вытащить как можно аккуратнее – ковырялись несколько часов. Вымотались так, что не чуяли рук и ног. Короткий ночной сон почти не дал отдыха. Да еще эта духота утомляет похлеще физических нагрузок.

 

Быстрый завтрак, разделенный на четверых, окончен. Идем на объект – дом где-то на окраине города. А точнее то, что от него осталось. Дорогу показывает тощий седой негр. Он все еще верит в возможность того, что там кто-то выжил. Группа с собакой прошла вперед, а мы тащимся по желтой потрескавшейся дороге под грузом инструментов и медикаментов. Мимо снуют люди. Одеты по-разному, кто-то побогаче, в светлом, кто-то беднее, в ярком и вызывающем, но объединяет их всех одно – отчаяние и тоска в глазах. Эти глаза еще долго будут приходить ко мне в ночных кошмарах, молча просить о помощи, рассказывать о потере близких, о боли и голоде… Через несколько минут видим в развалинах флажок – значит, живые действительно есть.

Режем, долбим, таскаем… Наконец образовался проход, куда можно пробраться ползком. Лишь бы не было сильных толчков! Кажется, обломки лежат устойчиво, но полностью надеяться на них, когда постоянно трясет, нельзя. Заглядываю внутрь. Свет фонарика натыкается лишь на камни. Ползем. В самом дальнем углу лаза, сжавшись в комок и дико посверкивая глазами, сидит молодой негр. Пытаюсь знаками дать понять, что нужно следовать за нами. Но он лишь теснее прижимается к камням, мычит нечто невразумительное, в глазах застыл ужас. Наверное, он принял нас за злых духов. Придется силой доказывать, что мы духи добрые. Парень пытается отбрыкиваться и кусаться, но обессиленный за несколько суток без воды и еды, быстро прекращает сопротивление. Вытаскиваем наружу. Даем пару глотков воды. На носилки его и в лагерь. В госпитале беднягу осмотрят и подлечат.

Солнце клонится к закату. Проходим мимо кучи трупов – все свалены друг на дружку в непристойных позах, сверху скрюченное тельце младенца с разбитой головкой. Их даже не прикрыли. Каждый лоскут используется либо на повязки, либо на укрытия от солнца. С разных сторон слышны барабаны вуду. Это обездоленные просят у духов заступничества и еды. Детишки снова дерутся за жалкий кусочек сухаря.

Ты снова пришла ко мне во сне. Милая моя, чуткая и ласковая. Эта грязная, ужасная, разрушающая мой мозг работа гонит меня туда, откуда трудно найти дорогу назад. Если бы не эти сны, я бы уже сошел с ума. Они возвращают меня в ту реальность, где нет ни боли, ни страха, ни голода. Они придают сил работать дальше.

© Акация

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *