Такая-сякая, сбежала из дворца,

Такая-сякая, сбежала из дворца, Такая-сякая, расстроила отца! Король не ест, король не пьет. Король хандрит. Вот уже месяц сыщики и стража ловят беглую принцессу по всему королевству. Да толку

Такая-сякая, расстроила отца!
Король не ест, король не пьет. Король хандрит.
Вот уже месяц сыщики и стража ловят беглую принцессу по всему королевству. Да толку нет: трубадур и его гастролирующий зверинец так наловчились скрываться от нюхачей, что схватить их не легче, чем перебить всех крыс в городской канализации.
Нет, конечно, сравнение с крысами слишком жестоко. Для крыс. Эти милые грязные твари ничего плохого ему не сделали.
Король сморкается в надушенный батистовый платочек и жалобно взирает на придворных. Несколько дам сочувственно падают в обморок, прямиком в руки услужливых пажей, вооруженных нашатырным спиртом. Их кавалеры притворно охают, пожимают плечами, разводят руками, в общем и целом делают вид, приличествующий нынешней ситуации.
Сборище жеманных идиотов. Даже править ими мерзко. Но что поделаешь: чем ближе люди к трону, тем они гаже. Ну а король А что, собственно, король
Чтобы успешно править людьми, нужно во всем их превосходить. А если не получается во всем, то хотя бы в гадкости.
Позовите мне королевского шута. И вон, дорогие мои, все вон! король пускает скупую слезу в прижатый ко рту платок Не желаю никого видеть!
Шут персонаж особенный. Он мог бы с легкостью поменяться ролями с главным королевским советником, но вот последний вряд ли бы справился с работой шута.
Чтобы успешно высмеивать людей, нужно очень хорошо знать человеческую породу: слабости, страхи, заблуждения, комплексы. Только над ними они и готовы смеяться.
Если бы шут стал королем, все подданные были бы счастливы, а королевство процветало бы долгие века и после смерти правителя. Но вот самому шуту это принесло бы только смертельную скуку.
Поэтому он был шутом. А король, в свою очередь, не позволял ему подняться выше этой должности.
Мой милый друг, скажи мне: ты знаешь, как вернуть принцессу
Разумеется, Ваше Величество, шут с улыбкой встает на руки и болтает в воздухе худыми ногами в ботинках с колокольчиками Я знаю все на свете.
Король хмурится. Знать больше, чем знает он, в королевстве считается дурным тоном и карается смертью. Но шут на то и шут, ему правила не писаны. Казнить бы, да только святейший монарх не глуп: во дворце, где все зеркала кривы, близоруки и льстивы, обязательно нужно то единственное, в котором можно увидеть правду, какой бы отвратительной она не была.
Говори, дружок, король со вдохом подпирает щёку рукой.
Да все просто, Ваше Величество. Прекратите погоню. Оставьте поиски, улыбка шута становится все шире, по мере того, как монарх удивленно кривит тонкие губы Дайте им время. Время оно ведь хуже чумы, голода и войн, и еще никого не оставляло в живых. Особенно опасно для молодых влюбленных организмов.
И как долго
Принцесса вернется во дворец через три недели.
Ты уверен
Ну, уходя, она, помнится, говорила, что они с трубадуром не могут жить друг без друга, и что их любовь будет длиться вечно, лицо шута легко, как кусок пластилина, морщится в причудливой гримасе Если бы она сказала только первую часть, я бы дал им полтора года. Но то, что начинается со слова «вечно», никогда не длится дольше двух месяцев.
Звон колокольчиков в тишине звучит одновременно печально и язвительно. Король ни черта не понимает в любви, поэтому ему остается только прислушиваться к мнению шута: тот влюбляется, как мартовский кот, в каждую встречную блондинку в королевстве.
С рыжими, по его словам, очень трудно расставаться бесследно: то лицо расцарапают, то порчу наведут. А брюнеток шут и вовсе побаивается они, не хуже черных кошек, умеют приносить беду.
Разве могут сквозняк и золотая шпилька долго быть вместе иногда шута явно заносит на метафорах, Принцесса больше всего на свете любит лимонные пирожные и душистую пену в горячей ванне. Не думаю, что она отыщет то и другое в полях или деревенских подворотнях. А трубадур периодически попадает в плен к своей музе каждый раз новой, и он не слишком разборчив.
Мерзавец! согласно моменту, здесь требовалось изобразить подлинное негодование и возмущение, а еще немного подпрыгнуть на троне, Она же любит его! Это разобьет ей сердце!
Нет. Но это обязательно лишит его головы.
Чтобы любить, нужно уметь нести ответственность, а на такое способны только некоторые взрослые. Но не дети. Дети влюбляются и красиво гибнут от своих заблуждений. Шут это знает, как знает характер принцессы, поэтому не стал бы ставить на то, что вся эта история нанесет хоть какой-то ущерб её шёлковому сердцу. Трубадур же
Что ж, мой милый друг, мы скоро увидим, так ли ты прав король нервно наматывает на палец кружево платка А если через месяц она не вернется ко мне, я тебя казню. Это ведь будет честно, да
Конечно, Ваше Величество.
Шут продолжает улыбаться. Ему совершенно не страшно.
Двадцать дней спустя принцесса вновь шагает по дворцовым залам. Она грязна как трубочист, пахнет как свинопас и ругается как сапожник. В руки главному королевскому сыщику её сдал сам трубадур. Юноша заметно похудел, осунулся и потерял половину былого задора, зато приобрел несколько свежих царапин, очевидно оставленных женской рукой. Друзей с ним больше не было, а любимая гитара оказалась разбита.
Но разве могут его беды закончится только на этом
Мой друг шут ласково улыбается, глядя в удивленно распахнутые мальчишеские глаза, голубые, как поле фиалок, Вы привели смертельно обиженную на Вас женщину туда, где каждый её каприз становится королевским указом. Чего же Вы хотите теперь
Каждая юная дева в душе уверена, что её любовь намного ценнее жизни. Не её жизни, разумеется, а того бедолаги, которому она дарит эту свою любовь. Можно сказать, что женщины изобрели Троянского коня гораздо раньше Одиссея.
Отрубить ему голову! нежный голосок принцессы похож на щебет певчей пташки, хотя карканье звучало бы уместнее.
В будущем она станет превосходной правительницей: казнит отца за государственную измену, увеличит налоги, изведет своей страстью всех пажей во дворце, полюбит красный цвет и играть в крикет при помощи фламинго, а также прочие сумасбродные вещи, полагающиеся королевским особам. Только вот менестрели будут обходить это королевство десятой дорогой и не сложат ни одной песни в её честь.
А что шут Шут сопьется, влюбившись в одну роковую брюнетку, и будет целыми днями в белой горячке и замысловатой шляпе проводить чаепития с воображаемыми друзьями. Такова, к несчастью, судьба всех шутов.
Мария Сизова

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *