Городские легенды. Контракт на смерть

Городские легенды. Контракт на смерть Девушка брела по мосту. Хотя скорей уж – едва волочила ноги. Я бы сказал, что она подавлена, возможно даже покончит жизнь самоубийством. И да, насколько мне

Девушка брела по мосту. Хотя скорей уж – едва волочила ноги. Я бы сказал, что она подавлена, возможно даже покончит жизнь самоубийством. И да, насколько мне было видно из окна машины, девушка плакала.

На панели зазвонил телефон.

— Да, привет Серег. Ты вообще где

— ….

— Как не приедешь Ты офонарел У меня же бумаги на энную сумму при себе, это же эксклюзивный материал!

— …..

— Ага, а если что, то прощай моя бренная тушка

Новенькая «Нокиа» с размаху шмякнулась об асфальт. Так же как и ее предшественница. С этой работой мобилы меняю, как Серега своих моделек. Кстати да, всем привет, я – журналюга. Нет, я правильно написал. Журналист плюс подлюга. И не стесняюсь. Я ненавижу рыться в грязном белье, а вот в чужих кишочках – запросто. Накатаю обвинение в преступлении на раз-два. И не факт, что заказанный мне человек виновен. Главное, что хорошо заплатили. Если жертва даст больше, напишу опровержение, да еще и на другого намалюю историю лет на пятнадцать отсидки.

В общем, я редкостная тварь. Ну а по-другому в нашем мире жить можно либо лохом, либо потомственным богачом. Я ни тем, ни другим, увы, не был. Так что оставалось вертеться, как ершик в унитазе. Согласен, сравнение то еще.

Тем временем девчонка медленно забралась на перила моста. Ну я же говорил, самоубийца. Дура она, вот кто. Это ж до усрачки больно, об асфальт расплющиваться. Чего думаете, я ее спасать полезу Счазз, аж два раза. Ее проблемы, не мои. А спасать ее на кой Ей если приспичило помереть – она помрет. В стакане воды утопится, но помрет. А мне проблемы не нужны. Сейчас столько этих законов разных вышло, что спаси я эту девчонку, она на меня еще и в суд подать может.

Девушка покачалась пару минут на перилах и спрыгнула вниз. Я вышел из машины, надо же посмотреть, сильно она разбилась или нет Но не успел я сделать пары шагов, как меня ослепила вспышка. На тротуаре, обалдело мотая головой, сидела та самая девушка. Что за…

Еще миг и рядом с ней возникла фигура в черном. Смерть что ли Тогда почему без косы

— Итак, — начала фигура. – И какого овоща ты полезла прыгать с моста Нет бы таблеток наглотаться, или там повеситься, ну или под машину кинуться! Так нет же! Надо сигануть с моста. Причем на автостраду. Ты знаешь, как больно на асфальт падать – на последних словах фигура хрустнула шеей. – До сих пор все болит. И радуйся, дура малолетняя, что твои родители тебя на подписание контракта маленькой привели, когда ты не соображала особо ничего, иначе сейчас бы валялась там внизу пятнышком. Мокреньким и кровавеньким. Поверь, это жутко выглядит.

Девушка испуганно смотрела на фигуру и судорожно кивала.

— И только попробуй вытворить что-то подобное еще раз! – проворчала фигура. – Наш контракт закончен, я больше не смогу спасти тебя. Так что давай, вали домой, жри конфеты и забудь того мудака, из-за которого мне пришлось упасть с моста. Все поняла

Девчонка дернула головой.

— Ну и умничка. Все, покедова. Надеюсь, больше не свидимся.

Фигура исчезла, а несостоявшаяся самоубийца, словно завороженная, поднялась с места и побрела с моста.

— Эй, девушка! – она обернулась. – А кто это был

Девчонка непонимающе посмотрела на меня.

— Вы о чем

И ни капли лжи в ее серых глазах. И как это понимать Неужели я увидел городскую легенду Надо было подумать…

Наш город не большой и не маленький, но у него есть своя история и свои два мира. Один – дневной – это люди, живущие обычной жизнью, работающие, имеющие семьи и исправно выплачивающие налоги. Другой – ночной город, — подворотни и сети нелегального бизнеса. Не минули нашего города и различные интересные личности, так называемые «городские легенды». Одни живут днем, другие – ночью. Кто-то влиятелен, кто-то талантлив (и отнюдь не в каком-либо искусстве), а кто-то пускает пыль в глаза. Их почти невозможно увидеть, лишь слухи, рождающиеся из ниоткуда. Но, среди всех «легенд» есть одна, которую я прозвал сумеречной.

Этого человека невозможно найти специально. Ни днем, ни ночью. Лишь тогда, когда он действительно нужен, или когда он сам этого хочет. Его прозвище – «Контрактник». А его легенда в том, что подписавший контракт может спастись от смерти. Правда только один раз. Как Контрактник это делает – никто не знает, ведь после исполнения договора заказчик забывает обо всех деталях. Остается лишь факт – ты должен был умереть, но не умер.

Жаль, телефон разбился. Я мог бы успеть сфоткать этого типа. И ведь без фоток даже статью написать не могу. Не поверят – раз, обсмеют – два, зарплату урежут – три. Хотя нет, зарплата – это раз. Мне она позарез нужна. Причем желательно зарезать жмота-директора. Ну ладно, нытье-нытьем, а материал надо доставить по адресу. Я еще жить хочу.

 

Эх, вот бы встретиться с Контрактником. Я бы с удовольствием подписал контракт. А с другой стороны, не с моей профессией смерти бояться. Прикончить могут за любую статью, писать то я умею. И обычно пишу о таких «человеках», имена которых в приличном законопослушном сообществе упоминаются лишь рядом со словами «тюрьма», «полиция» и «хоть бы сдох поскорее». Так что, не особо то я смерти боюсь. Только Электрика жало будет, если загнусь.

Электрик – мой кот. Темно серый с белыми подпалинами. И с вечно вздыбленной шерстью. Потому, кстати, и Электрик. Ходит как будто током шарахнутый. Не, может его где и ударяло, так как это чучело слишком умное для обычного кота и слишком долбанутое на голову. Нет бы лежать, мурлыкать и шторы драть. Так эта скотина мне черновики статей жует. Редактор смеется. Он говорит, что Элька всегда жует те абзацы, где текст редактировать надо.

Я – убежденный холостяк. Убедила меня опять же моя работа. Семья – слабое место. А у сироты нет семьи. Да и девчонку я хорошую пока не находил. Хотя нет, нашел. Но ей всего восемь лет, и она тоже сирота. Умная очень. Но маленькая. Я по ее детдому статью писал, их там нещадно били и эксплуатировали. Пару детей на органы успели продать. Но Анютка сумела выжить в этом гадюшнике. Каким-то немыслимым образом мы умудрились подружиться, как – не знаю, я детей терпеть не могу. В общем, у меня есть выходные, когда я езжу в приют – другой уже – к Ане. Мы ходим в парк, гуляем, смотрим на людей и пытаемся определить, кто из них какие тайны имеет. Весело проводим время короче. Девчонка хорошая, ее со мной отпускают. Но вот взять ее к себе я, понятное дело, не смогу. Увы. Думаю, мы ужились бы.

Кстати. А это мысль. Надо попытаться выйти на Контрактника и заключить контракт на жизнь Анюты. Девчонка хорошая, не хотелось бы ее по глупости потерять. И не важно, чья будет глупость, моя или ее. Пусть живет. Сейчас редко встречаются такие хорошие люди.

Перед машиной мелькнула тень.

— Черт! Да что б тебя! – ударил по тормозам. Не хватало еще попасть на зону. Разорвут те, кого посадил.

Удара не последовало, но сердце на минуту сжалось. Если бы я кого сбил… Не, не хочу даже думать.

— Ты какого лешего под машину кидаешься – выскочил я, резко хлопнув дверцой и уставившись на фигуру человека. Он сидел на асфальте. – Неужели перехода нет нигде Или ты решил покончить жизнь самоубийством Спасибо, уже второй сегодня. Я спать нормально хочу ночью, а не отмывать кишки твои со своего бампера!

— Да, прости, — человек скинул капюшон кофты. – Я тоже не думал, что мне два раза за сегодня умирать придется.

Передо мной сидел молодой человек. Я бы не сказал, сколько ему точно лет. На лицо – гораздо моложе меня, почти подросток. А глаза – взрослые.

— Как тебя хоть зовут

— Ну, все зовут меня по-разному. Кто-то – Смертью. А еще бывает Ангелом, Дьяволом, Симпатяшкой и Нечистью. Но больше я известен как Контрактник.

— Кто – самым натуральным образом у меня отвисла челюсть. – Это ты-то Контрактник

— Ну, я. – улыбнулся парень. – А ты, кажется, был на том мосту, да Там где девушка падала

— Да, и я видел фигуру в черном плаще, а не тебя.

— Ну, так надо же оправдывать людские ожидания и представления. А девчонка будет жить.

— Офигеть. – больше слов не было. – А ты чего по ночным дорогам шастаешь

— Да так, Контракт выполнил, а деньги за него мне еще пятнадцать лет назад выплатили. Не люблю такие отсроченные дела. А бабулька, у которой я комнату снимал, выгнала меня сегодня. Не нравлюсь я ей. Еще бы, чувствует, что не так что-то.

— Класс. Городская легенда осталась без крыши над головой…

— Ну, не в первой. Мне-то ничего не сделается. Кстати, я бы не умер, если бы ты все-таки сбил меня. Не переживай. Мне не умереть самому, уж поверь, пробовал когда-то. – он улыбнулся, но как-то грустно.

Я секунды две смотрел на него. Парень так и не встал с асфальта. А потом я принял решение, о котором, возможно, еще пожалею.

— Ладно, — протянул ему руку. – Поехали ко мне что ли Хоть Электрику компания будет. А мне не в наклад.

Что ж, в моей квартире теперь будет жить еще и Контрактник. Надо что ли спросить, что он ест. А то вдруг у меня нет «душ убитых людей» или «сердец самоубийц». Правда, ну мало ли

© Иваненко

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *